Шекспир, Уильям

Суммури

Уильям Шекспир (Стратфорд-на-Эйвоне, Уорикшир, Королевство Англия, ок. 23 апреля 1564 — юл. — Стратфорд-на-Эйвоне, Уорикшир, Королевство Англия, 23 апреля — июль.

Согласно Британской энциклопедии, «Шекспир общепризнан величайшим писателем всех времен, уникальной фигурой в истории литературы. Слава других поэтов, таких как Гомер и Данте Алигьери, или романистов, таких как Лев Толстой или Чарльз Диккенс, перешагнула национальные границы, но никто из них не достиг репутации Шекспира, чьи произведения сегодня читают и исполняют чаще и в большем количестве стран, чем когда-либо прежде. Таким образом, исполнилось пророчество одного из его великих современников, Бена Джонсона: «Шекспир принадлежит не одной эпохе, а вечности».

Американский критик Гарольд Блум ставит Шекспира наряду с Данте Алигьери на вершину своего «западного канона»: «Ни один другой писатель никогда не обладал таким количеством языковых ресурсов, как Шекспир, настолько обильным в «Love»s Labours Lost», что у нас создается впечатление, что раз и навсегда многие границы языка были достигнуты. Однако наибольшая оригинальность Шекспира заключается в изображении характеров: Боттом — это меланхоличный триумф; Шейлок — вечно двусмысленная проблема для всех нас; но сэр Джон Фальстаф настолько оригинален и настолько размашист, что с его помощью Шекспир поворачивает на сто восемьдесят градусов то, что значит создать человека словами».

Хорхе Луис Борхес писал о нем: «Шекспир — наименее английский из поэтов Англии. По сравнению с Робертом Фростом (уроженцем Новой Англии), Уильямом Вордсвортом, Сэмюэлем Джонсоном, Чосером и теми неизвестными, кто писал или пел элегии, он почти иностранец. Англия — родина недосказанности, воспитанной сдержанности; гипербола, излишества и пышность характерны для Шекспира».

Шекспир был почитаемым поэтом и драматургом в свое время, но его репутация достигла нынешних высот только в 19 веке. Романтики, в частности, превозносили его гений, а викторианцы поклонялись Шекспиру с преданностью, которую Джордж Бернард Шоу назвал «бардолатрией».

В XX веке его пьесы неоднократно адаптировались и заново открывались всевозможными художественными, интеллектуальными и драматическими движениями. Шекспировские комедии и трагедии переведены на все основные языки, их постоянно изучают и ставят в различных культурных и политических контекстах по всему миру. Более того, многие цитаты и афоризмы, которыми пересыпаны его пьесы, стали частью повседневного обихода как в английском, так и в других языках. И на личном уровне, в течение многих лет, было много спекуляций о его жизни, ставящих под сомнение его сексуальность, религиозную принадлежность и даже авторство его произведений.

Документально подтвержденных фактов о жизни Шекспира очень мало, хотя вполне вероятно, что он родился 23 апреля 1564 года. Можно лишь сказать, что он был крещен в церкви Святой Троицы в Стратфорде-на-Эйвоне, Уорикшир, 26 апреля того же года, а умер там же 23 апреля 1616 года, по юлианскому календарю (3 мая по григорианскому), в предполагаемый день своего 52-летия.

Начало

Уильям Шекспир (также пишется Шакспер, Шакспер и Шейк-Спир, поскольку написание в елизаветинские времена не было ни фиксированным, ни абсолютным) родился в Стратфорде-на-Эйвоне в апреле 1564 года. Он был третьим из восьми детей, родившихся у Джона Шекспира, преуспевающего торговца, занявшего видное положение в округе, и Мэри Арден, происходившей из родовитой семьи.

На момент его рождения его семья жила на Хенли-стрит в Стратфорде-на-Эйвоне. Точный день его рождения неизвестен, поскольку в то время было сделано только свидетельство о крещении, в данном случае 26 апреля, поэтому можно предположить, что он родился несколькими днями раньше (2 или 3 дня), а не более чем через неделю, как это было принято. Традиция традиционно определяет дату его рождения как 23 апреля, праздник Святого Георгия, возможно, по аналогии с днем его смерти, 23 апреля 1616 года по юлианскому календарю, но эта дата не подтверждается никакими документами, хотя и является наиболее вероятной.

Отец Шекспира, который был на пике своего процветания, когда родился Уильям, вскоре после этого пал духом. Обвиненный в незаконной торговле шерстью, он потерял свое видное положение в правительстве района. Высказывалось также предположение, что возможная близость к католической вере с обеих сторон семьи могла сыграть роль в его преследовании.

Уильям Шекспир, вероятно, получил свое раннее образование в местной гимназии, Стратфордской грамматической школе, расположенной в центре его родного города, которая должна была дать ему интенсивное образование в области латинской грамматики и литературы. Хотя качество грамматических школ в елизаветинский период было довольно разрозненным, есть свидетельства того, что Стратфордская грамматическая школа была довольно хорошей. Посещение Шекспиром этой школы — чистое предположение, основанное на том, что по закону он имел право на бесплатное образование как сын местного чиновника. Однако никаких документов, подтверждающих это, не существует, поскольку приходские записи были утеряны. В то время ею руководил Джон Коттон, преподаватель с широким гуманистическим образованием и католик; в грамматической школе (эквивалент грамматической школы в Испании XVI века или современного бакалавриата) обучение велось с 8 до 15 лет, а в центре образования было изучение латыни; на высших уровнях было запрещено использование английского языка, чтобы поощрять свободное владение латинским языком; преобладало изучение произведений Эзопа, переведенных на латынь, Овидия и Вергилия, авторов, с которыми был знаком Шекспир.

28 ноября 1582 года, когда ему было восемнадцать лет, Шекспир женился на 26-летней Энн Хатауэй из Темпл-Графтона, недалеко от Стратфорда. Два соседа Анны, Фулк Сандаллс и Джон Ричардсон, засвидетельствовали, что никаких препятствий для проведения церемонии не было. Похоже, что свадьба была организована в спешке, возможно, потому что Анна была на третьем месяце беременности. После женитьбы Уильяма Шекспира в исторических документах почти не осталось следов, пока он не появился на театральной сцене Лондона. 26 мая 1583 года в Стратфорде крестили первенца супругов — дочь Сюзанну. Вскоре после этого были крещены сын Хамнет и дочь Джудит, родившиеся близнецами. Судя по завещанию драматурга, в котором он несколько пренебрежительно отзывается об Энн Хэтэуэй, брак был не в лучших отношениях.

Конец 1580-х годов известен как «потерянные годы» драматурга, поскольку нет никаких свидетельств о том, где он был и по какой причине решил переехать из Стратфорда в Лондон. Согласно одной из легенд, которая сейчас малодостоверна, он был пойман на охоте на оленей в парке сэра Томаса Люси, местного магистрата, и был вынужден бежать. Согласно другой гипотезе, он мог присоединиться к театральной труппе «Люди лорда-камергера», проезжая через Стратфорд. Биограф XVII века Джон Обри записал свидетельство сына одного из компаньонов писателя о том, что Шекспир, возможно, провел некоторое время в качестве сельского школьного учителя.

Лондон и его прохождение через театр

К 1592 году Шекспир уже работал в Лондоне как драматург и был достаточно известен, чтобы заслужить пренебрежительное описание Роберта Грина, который изображает его как «карьериста, украшенного нашими перьями», который со своим тигриным сердцем, завернутым в шкуру комика, считает себя способным произвести впечатление белым стихом, как лучшие из вас», а также говорит, что «считает себя единственным shake-scene в стране» (в оригинале Грин использует слово shake-scene, намекая одновременно на репутацию автора и его фамилию, в игре с парономазией).

В 1596 году, когда ему было всего одиннадцать лет, Хамнет, единственный сын писателя, умер и был похоронен в Стратфорде 11 августа того же года. Некоторые критики утверждают, что смерть сына, возможно, вдохновила Шекспира на написание «Гамлета» (около 1601 года), переработанной более ранней пьесы, которая, к сожалению, не сохранилась.

К 1598 году Шекспир перенес свою резиденцию в приход Святой Елены в Бишопсгейте. Его имя возглавляет список действующих лиц в пьесе Бена Джонсона «Каждый человек в своем уме».

Вскоре он стал актером, писателем и, наконец, совладельцем театральной труппы, известной как «Люди лорда-камергера», названной, как и другие в то время, в честь его аристократического покровителя, лорда-камергера. Компания стала настолько популярной, что после смерти Елизаветы I и восшествия на престол Якова I новый монарх взял ее под свою защиту, переименовав в «Королевских людей».

В 1604 году Шекспир выступил в роли свата для дочери своего хозяина. Юридические документы 1612 года, когда дело было передано в суд, показывают, что в 1604 году Шекспир был арендатором Кристофера Маунтджоя, ремесленника-гугенота с северо-запада Лондона. Ученик Маунтджоя, Стивен Белотт, намеревался жениться на дочери своего хозяина, поэтому драматург был выбран в качестве посредника, чтобы помочь договориться о деталях приданого. Благодаря услугам Шекспира брак был заключен, но восемь лет спустя Белотт подал в суд на своего тестя за то, что тот не смог полностью выплатить оговоренное приданое. Писатель был вызван для дачи показаний, но не смог вспомнить предложенную им сумму.

Существует несколько документов, касающихся юридических вопросов и деловых операций, которые показывают, что за время своего пребывания в Лондоне Шекспир стал достаточно состоятельным, чтобы купить недвижимость в Блэкфрайарсе и стать владельцем второго по величине дома в Стратфорде.

Последние годы

В 1611 году Шекспир удалился в родную деревню, но оказался втянутым в различные судебные тяжбы, например, в спор об огораживании общих земель, которое, с одной стороны, поощряло выпас овец, а с другой — осуждало бедняков, лишая их единственного источника средств к существованию. Поскольку писатель имел определенный экономический интерес в такой недвижимости, к неудовольствию некоторых он занял нейтральную позицию, которая обеспечила только его собственную выгоду. В марте 1613 года он совершил свою последнюю покупку не в родном городе, а в Лондоне, купив за 140 фунтов стерлингов дом и двор возле театра Блэкфрайерс, из которых на месте он заплатил только шестьдесят фунтов, так как на следующий день заложил дом на оставшуюся сумму продавцу. Кстати, Шекспир зарегистрировал покупку не только на свое имя, но и на имена Уильяма Джонсона, Джона Джексона и Джона Хеминга, причем последний был одним из актеров, рекламировавших издание Первого фолио. Юридический эффект этой процедуры, пишет великий биограф Шекспира Сидни Ли, «заключался в том, чтобы лишить его жену, если она выжила, права на вдовье приданое на эту собственность»; но через несколько месяцев случилась беда: Театр «Глобус» сгорел, а вместе с ним и все рукописи драматурга, вместе с его комедией «Карденио», вдохновленной эпизодом из «Дон Кихота Ламанчского»; мы знаем об этой пьесе, потому что 9 сентября 1653 года издатель Хамфри Мейсли получил лицензию на публикацию пьесы, которую он описывает как «История Карденио», написанную Флетчером и Шекспиром; Сидней Ли говорит, что до нас не дошло драмы с таким названием, и что ее, вероятно, следует отождествить с утраченной комедией под названием «Карденно» или «Карденна», которая дважды была представлена при дворе труппой Шекспира, первый раз в феврале 1613 года, по случаю празднования бракосочетания принцессы Елизаветы, а второй — 8 июня, перед послом герцога Савойского, то есть за несколько дней до того, как сгорел театр «Глобус».

В последние недели жизни Шекспира человек, который должен был жениться на его дочери Джудит — трактирщик по имени Томас Куини — был обвинен в распущенности перед местным церковным судом. Женщина по имени Маргарет Уилер родила ребенка и утверждала, что его отцом является Куини. И женщина, и ее ребенок умерли вскоре после этого. Однако это повлияло на репутацию будущего зятя писателя, и Шекспир пересмотрел свое завещание, чтобы обезопасить наследство дочери от любых юридических проблем, которые могли возникнуть у Куини.

Шекспир умер 23 апреля 1616 года по юлианскому календарю (3 мая по григорианскому календарю). Он был женат на Анне до ее смерти и пережил двух дочерей, Сюзанну и Джудит. Первая вышла замуж за доктора Джона Холла. Однако ни у детей Сюзанны, ни у детей Джудит не было потомства, поэтому в настоящее время нет живых потомков писателя. Однако ходили слухи, что Шекспир был настоящим отцом своего крестника, поэта и драматурга Уильяма Давенанта.

Всегда существовала тенденция связывать смерть Шекспира с выпивкой — согласно наиболее распространенному комментарию, он умер от высокой температуры, ставшей результатом его пьянства, — но, похоже, драматург встретился с Беном Джонсоном и Майклом Дрейтоном, чтобы отметить со своими коллегами некоторые новые литературные идеи. Недавние исследования немецких ученых показали, что с большой долей вероятности английский драматург страдал от рака.

Останки Шекспира были захоронены в алтаре церкви Святой Троицы, Стратфорд. Честь быть похороненным в алтаре, рядом с главным алтарем церкви, была оказана не благодаря его престижу как драматурга, а благодаря покупке церковной десятины за 440 фунтов стерлингов (значительная сумма по тем временам). Погребальный памятник Шекспира, установленный его семьей на стене рядом с его могилой, изображает его в позе пишущего, и каждый год, в годовщину его рождения, в его руку вкладывают новое перо.

В то время было принято, когда требовалось место для новых могил, опустошать старые и переносить их содержимое в соседний костницу. Возможно, опасаясь, что его останки могут быть эксгумированы, согласно Британской энциклопедии, сам Шекспир написал следующую эпитафию для своего надгробия:

Легенда гласит, что неопубликованные работы Шекспира лежат вместе с ним в могиле. Никто не осмелился проверить правдивость легенды, возможно, опасаясь проклятия вышеупомянутой эпитафии.

Неизвестно, какой из всех существующих портретов Шекспира наиболее точно передает образ писателя, поскольку многие из них являются подделками, написанными постфактум с гравюр Первого фолио. Так называемый портрет Чандоса, датируемый 1600-1610 годами, хранящийся в Национальной портретной галерее (Лондон), считается наиболее точным. На ней изображен автор в возрасте около сорока лет, с бородой и позолоченной серьгой в левом ухе.

Дискуссия о Шекспире

Любопытно, что все дошедшие до потомков сведения об одном из авторов западного канона — не более чем конструкция, состоящая из самых разнообразных домыслов. Обсуждалось даже, является ли Шекспир истинным автором своих пьес, некоторые приписывали их Фрэнсису Бэкону, Кристоферу Марлоу (на самом деле все эти фантазии проистекают из того простого факта, что имеющиеся данные об авторе очень скудны и контрастируют с огромностью его гениального произведения, которое плодотворно и порождает самые извращенные интерпретации.

Спустя почти сто пятьдесят лет после смерти Шекспира в 1616 году стали возникать сомнения в истинном авторстве приписываемых ему пьес. Критики делились на «стратфордианцев» (сторонников тезиса о том, что Уильям Шекспир, родившийся и умерший в Стратфорде, был истинным автором приписываемых ему пьес) и «антистратфордианцев» (сторонников приписывания этих пьес другому автору). Вторая позиция в настоящее время находится в меньшинстве.

Исторические документы свидетельствуют, что между 1590 и 1620 годами было опубликовано несколько пьес и стихов, приписываемых автору Уильяму Шекспиру, и что труппа, исполнявшая эти пьесы, «Люди лорда-камергера» (позже «Люди короля»), имела среди своих членов актера с таким именем. Этого актера можно отождествить с Уильямом Шекспиром, который, по некоторым данным, жил и умер в Стратфорде, поскольку последний в своем завещании сделал определенные подарки членам труппы лондонского театра.

Так называемые «стратфордианцы» считают, что этот актер также является автором пьес, приписываемых Шекспиру, основываясь на том, что они имеют одинаковое название, и на энкомиастических стихах, включенных в издание Первого фолио 1623 года, в которых есть ссылки на «Эйвонского лебедя» и на его «стратфордский памятник». Последнее относится к его погребальному памятнику в церкви Святой Троицы, Стратфорд, на котором, кстати, он изображен как писатель, и о котором есть описания посетителей этого места, по крайней мере, с 1630-х годов. Согласно этой точке зрения, пьесы Шекспира были написаны самим Уильямом Шекспиром из Стратфорда, который покинул свой родной город и преуспел как актер и драматург в Лондоне.

Так называемые «антистратфордианцы» с этим не согласны. По их мнению, стратфордский Шекспир был бы не более чем соломенным человеком, скрывающим истинное авторство другого драматурга, который предпочел бы сохранить свою личность в тайне. Эта теория имеет различные основания: предполагаемые двусмысленности и пробелы в исторических документах о Шекспире; убеждение, что для написания пьес потребуется более высокий уровень культуры, чем тот, которым, как считается, обладал Шекспир; якобы скрытые закодированные послания в пьесах; параллели между персонажами пьес Шекспира и жизнью некоторых драматургов.

В 19 веке самым популярным альтернативным кандидатом был сэр Фрэнсис Бэкон. Однако многие «антистратфордианцы» того времени скептически относились к этой гипотезе, даже если не могли предложить альтернативу. Американский поэт Уолт Уитмен подтвердил этот скептицизм, когда сказал Горацию Траубелу: «Я с вами, друзья, когда вы говорите «нет» Шаксперу (sic): это все, до чего я могу дойти. Что касается Бэкона, что ж, посмотрим, посмотрим. С 1980-х годов самым популярным кандидатом был Эдвард де Вер, 17-й граф Оксфорд, предложенный Джоном Томасом Луни в 1920 году и Чарлтоном Огберном в 1984 году. Поэт и драматург Кристофер Марлоу также рассматривался в качестве альтернативы, хотя его ранняя смерть отодвигает его на второе место. Было предложено много других кандидатов, но они не получили большого распространения.

В научных кругах наиболее распространена позиция, согласно которой Уильям Шекспир из Стратфорда был автором пьес, носящих его имя.

Однако в последнее время слухи об авторстве Шекспира усилились после заявлений актеров Дерека Джейкоби и Марка Райлэнса. Оба они опубликовали так называемое Заявление об обоснованном сомнении в личности знаменитого драматурга. Заявление ставит под сомнение, что Уильям Шекспир, простолюдин XVI века, выросший в неграмотной семье в Стратфорде-на-Эйвоне, написал гениальные пьесы, которые носят его имя. В заявлении утверждается, что человек, который едва умел читать и писать, не мог обладать такими строгими юридическими, историческими и математическими знаниями, которые присутствуют в трагедиях, комедиях и сонетах, приписываемых Шекспиру.

На протяжении многих лет существовали теории, что Уильям Шекспир был всего лишь псевдонимом, за которым могли скрываться другие известные имена, такие как Кристофер Марлоу (1564-1593), философ и литератор Фрэнсис Бэкон (1561-1626) или Эдвард де Вер (1550-1604), 17-й граф Оксфорд. Якоби утверждает, что предпочитает Эдварда де Вера, который часто бывал при дворе в период правления Елизаветы I (1533-1603), и называет его своим предпочтительным «кандидатом», учитывая предполагаемое сходство между биографией графа и многочисленными событиями, рассказанными в книгах Шекспира.

Какова одна из основных причин, по которой авторство Шекспира было поставлено под сомнение? Энциклопедия World Book указывает на «отказ поверить в то, что актер из Стратфорда-на-Эйвоне мог написать такие пьесы». Его сельское происхождение не соответствовало тому образу великого писателя, который у них сложился». Энциклопедия добавляет, что большинство предполагаемых писателей «принадлежали к дворянству или другим привилегированным классам». Так, многие из тех, кто сомневается в литературном отцовстве Шекспира, считают, что «пьесы мог написать только образованный, утонченный автор из высшего класса». Однако многие ученые считают, что Шекспир действительно написал их.

Многое было сказано о личной жизни автора и его предполагаемой гомосексуальности, спекуляции, которые находят свое главное основание в весьма оригинальном сборнике сонетов, который был опубликован, очевидно, без его согласия. Также есть подозрения, что у него была любовница или любовницы, которые сделали его брак несчастливым, поскольку его жена и мать его троих детей была намного старше и беременна до свадьбы. Это подозрение основано на знаменитой цитате из его завещания: «Я оставляю тебе мою вторую лучшую кровать», отрывок, который вызвал самые разные толкования и не мало домыслов. Самый общий связан с тем, что отношения пары были не совсем удовлетворительными. Но другая версия указывает в противоположном направлении: говорят, что драматург посвятил своей жене сонет под названием «Жена мира».

Жестокость Шекспира к женской фигуре в его сонетах и, соответственно, к наивности мужчины, попадающего в их сети, также была внимательно прослежена. Темы распущенности, плотского и лживого поведения женщин, описанные и с юмором раскритикованные драматургом, являются достаточным доказательством для тех, кто предполагает, что он испытывал бы определенное пристрастие к мужчинам и отрицание кокетства дам, в любом случае, всегда упоминаемых в связи с их поверхностностью и материалистическими интересами.

См. часть следующего фрагмента его сонета 144:

Можно ясно увидеть жесткую шекспировскую критику роли женщины, которая, на первый взгляд, стоит между романом драматурга и его покровителем. Те, кто оспаривает это предположение, возражают, что поэтический голос сонета не обязательно соответствует личности автора.

Правда в том, что Шекспир пародирует его точку зрения, как мы видим из цитаты:

Вся эта проблема затуманивается, если мы на мгновение остановимся и проанализируем некоторые из его самых известных театральных отрывков. В одной из своих комедий под названием «Как вам это понравится» Шекспир подчеркивает испорченность мужского мира и способность женщины — Розалинды — восстановить первоначальный порядок и принести мир. Однако, хотя героиня сюжета — женская фигура, она становится мужественной и способной на великие поступки только тогда, когда принимает на себя роль мужчины, Ганимеда — мифологического персонажа, мужского любовника Юпитера.

Если перейти к трагедии, то случай с королем Лиром также очень показателен. Здесь автор подчеркивает слепоту мужчин, особенно Лира, который изгоняет свою дочь Корделию за то, что она единственная из трех сестер выразила свою честность. Феминистские исследования предполагают, что Шекспир нападал на современное ему общество, и что он использовал вымышленные имена и места, чтобы избежать преследования со стороны суда.

Он защищает женщину и заставляет мужчин понять, что ее молчание закончится катастрофой, как это происходит в развязке «Лира». Согласно другим взглядам на пьесу, женщины не могут вступить на престол, потому что, по мнению драматурга, это приведет к хаосу и разногласиям. Когда король Лир передает власть двум своим старшим дочерям, Гонериль и Реган, они резко меняют свое поведение по отношению к отцу и подвергают его деспотичной пытке, которая постепенно поглотит его жизнь. Правительство приходит в упадок, королевское окружение разрушается, пока человек снова не берет власть в свои руки.

В 1559 году, за пять лет до рождения Шекспира, во время правления Елизаветы I, Церковь Англии после периода неопределенности окончательно отделилась от католической церкви. По этой причине на английских католиков оказывалось давление с целью заставить их перейти в англиканство, и были приняты законы о преследовании тех, кто отказывался перейти в другую веру. Некоторые историки утверждают, что во времена Шекспира существовала значительная и широко распространенная оппозиция насаждению новой веры. Некоторые критики, основываясь на исторических и литературных свидетельствах, утверждают, что Шекспир был одним из этих противников, хотя им не удалось доказать это окончательно. Несомненно то, что Шекспиру было комфортнее при правлении филокатолика Якова I, чем при антикатолической Елизавете I.

Есть сведения, что некоторые члены семьи драматурга были католиками. Самым важным из них является памфлет, подписанный Джоном Шекспиром, отцом поэта, в котором он якобы исповедовал свой тайный католицизм. Текст, найденный внутри одной из стропил дома, где родился Шекспир в 18 веке, был проанализирован ведущим ученым Эдмондом Мэлоуном. Однако он был утерян, поэтому его подлинность не может быть доказана. Джон Шекспир также был среди тех, кто не посещал церковные службы, но предположительно это было сделано «из-за страха преследования за долги», по словам членов комиссии, а не потому, что он не принимал англиканскую религию.

Мать Шекспира, Мэри Арден, принадлежала к известной католической семье из Уорикшира; в 1606 году ее дочь Сюзанна была одной из немногих женщин, живших в Стратфорде, которые отказались от причастия, что может навести на мысль о некоторых симпатиях к католицизму. Архидиакон Ричард Дэвис, англиканский священнослужитель XVIII века, писал о Шекспире: «Он умер папистом». Более того, четверо из шести учителей в стратфордской школе, которую, как считается, писатель посещал в юности, симпатизировали католикам, а Саймон Хант, вероятно, один из учителей Шекспира, со временем стал иезуитом.

Хотя ни одна из этих теорий не доказывает окончательно, что Шекспир был католиком, историк Клэр Асквит считает, что симпатии Шекспира к католицизму заметны в его произведениях. По мнению Асквит, Шекспир использует положительные термины, такие как «высокий» (и отрицательные — «низкий», «темный») для протестантов.

Хотя многое неизвестно об образовании Шекспира, несомненно, что художник не имел доступа к университетскому образованию, а его друг Бен Джонсон, который учился, однажды посетовал на то, что «у него мало латыни и еще меньше греческого», что не помешало ему назвать его «милым лебедем Эйвона» и добавить, что «он не одного века, а всех времен». В каком-то смысле его не слишком скромное образование (в Стратфорде была хорошая школа, и Шекспир смог выучить там довольно много латинских классиков) было преимуществом, поскольку его культура не была сформирована по общепринятому образцу своего времени; будучи автодидактом, Уильям Шекспир, как отмечает знаток и переводчик полного собрания его сочинений Луис Астрана Марин, имел доступ к чрезвычайно редким литературным источникам благодаря дружбе с книготорговцем. Анализ его сочинений показывает, что он был заядлым читателем; некоторые из них представляют собой настоящие сотни текстов, взятых из самых разных источников. Но существует четыре основных источника его произведений.

Во-первых, английские историки, особенно второе издание «Хроники Англии, Шотландии и Ирландии» Рафаэля Холиншеда, опубликованное в 1587 году, как источник для некоторых его исторических драм, для сюжета «Макбета», а также для частей «Короля Лира» и «Симбелина»; Параллельные жизни» Плутарха в переводе с французского Жака Амио, выполненном его другом Томасом Нортом (1573), из которых он взял своего Тита Андроника, своего Юлия Цезаря, своего Кориолана и своего Антония и Клеопатру, и «Эссе» Монтеня в переводе Джона Флорио (1603), на основе которых были написаны некоторые фрагменты «Бури».

Во-вторых, мы должны упомянуть в качестве источника вдохновения новеллистов (от Матео Банделло происходит история «Как вам это понравится» и «Ромео и Джульетта», которая также вдохновила «Castelvines y Monteses» Лопе де Вега и «Los bandos de Verona» Франсиско Рохаса Зоррильи; от Джамбаттисты Джиральди Чинтио — «Отелло»; от Джованни Боккаччо «A buen fin no hay mal tiempo» и от Джованни Фьорентино «Венецианский купец» и «Веселые жены Виндзора»; Джованни Боккаччо «A buen fin no hay mal tiempo» и Джованни Фьорентино «Венецианский купец» и «Виндзорские веселые жены»; Чосер также вдохновил некоторые произведения), а также различные произведения всех видов, некоторые из них испанские, такие как «Noches de invierno» Антонио де Эслава или «Silva de varia lección» Перо Мексии.

В-третьих, он также вдохновлялся английской драматической постановкой, существовавшей до него, из которой он черпал множество сюжетов, персонажей и композиционных принципов. Иногда он даже переделывал целые пьесы (например, существовал ранний «Гамлет», приписываемый Томасу Кайду, 1589 года, который имел успех и не сохранился, но вдохновил Шекспира на создание более поздней пьесы). Он цитировал или вызывал в памяти тексты из многих пьес, особенно чутко реагируя на модель Кристофера Марлоу в своих ранних работах. Это стремление к подражанию не осталось незамеченным его современником Робертом Грином, который принял его за плагиатора и написал в 1592 году, ссылаясь на известную басню, цитируемую Горацием, следующее:

Наконец, Шекспир также хорошо разбирался в мифологии (он хорошо знал «Метаморфозы» Овидия) и в риторике, хотя его стиль иногда сознательно избегает жесткой и механической симметрии последней, а иногда проявляет себя как слишком большой игрок в слова, как это было тогда в моде на эвфуизм, распространенный Джоном Лайли и в свою очередь происходящий от стиля Антонио де Гевары, хотя Шекспир выступал против излишеств этого стиля.

Шекспир признавал себя великим ассимилятором (способность к синтезу характеризует великих поэтов, как, например, Данте Алигьери) и заявил об этом в сонете LXXVI; но в этом сонете он также утверждал, что способен превзойти свои образцы, сделав что-то радикально старое новым, вдохнув в него новую жизнь. Вместо того чтобы изобретать или апеллировать к оригинальности, он взял уже существовавшие истории, такие как история Гамлета, и придал им то, чего им не хватало для выдающегося характера. Тем не менее, несмотря ни на что, он также проявил себя как совершенно оригинальный человек, иногда намеренно отделяя себя от всех традиций, как, например, в своих «Сонетах», которые перечеркивают все каноны петраркизма, разрабатывая сборник песен, предназначенный для мужчины, и где он требует, не больше и не меньше, отказа от нарциссизма того времени, отказа от нарциссизма, отказ от нарциссизма сиюминутного, чтобы породить трансцендентность вечности через любовь, что может показаться довольно абстрактным, но именно такой абстрактной и загадочной является эта поэма, каждая из которых всегда содержит драматическое движение, призыв к действию.

Справочная информация: Елизаветинский театр

Когда Шекспир начал свою театральную деятельность, она претерпевала изменения переходного периода. Первоначально театр в Англии был популярным зрелищем, связанным с другими популярными развлечениями того времени, такими как приманка медведя (борьба прикованного медведя с бешеными собаками). Его корни следует искать в позднем средневековье, в трехчастной драматической традиции: мистериальные пьесы с религиозной тематикой, предназначенные для торжественных праздников различных гильдий; моралите или пьесы морали, аллегорические по характеру и исполняемые профессиональными актерами; и придворные интермедии, пьесы, предназначенные для развлечения знати.

Самые выдающиеся дворяне спонсировали группы актеров, носящих их имена. Так, в елизаветинскую эпоху возникли такие компании, как «Люди Хандсона» (позднее «Люди лорда-камергера»), «Люди адмирала» и «Люди королевы», одни из самых важных. В некоторых случаях эти театральные труппы выступали во дворце своих аристократических покровителей. Например, «Люди короля», после того как труппа получила покровительство короля Якова I, выступали при дворе раз в месяц. Поддержка покровителя была необходима для обеспечения будущего успеха пьесы.

Первоначально пьесы ставились во внутренних дворах трактиров. Даже во времена Шекспира в некоторых из этих мест продолжали проходить театральные представления. Однако они не очень подходили для выступлений, так как активность трактира иногда затрудняла выступления. Против них выступали и власти, обеспокоенные беспорядками и ссорами, которые там возникали, а также «нечестивыми практиками недержания», которые там имели место. Фактор гигиены также был против них: чума была очень частым явлением, а массовые собрания не очень способствовали здоровью.

По этим причинам постепенно появилось законодательство, регулирующее театральную деятельность, и стало сложнее получать лицензии на выступления в трактирах. Это привело к строительству более благоприятных стационарных театров на окраинах города, а также к укреплению и профессионализации актерской карьеры. Первый театр, который назывался просто «Театр», был построен в 1576 году. Другие были построены позже: «Занавес», «Роза», «Лебедь» и «Глобус». Последний, построенный в 1599 году и расположенный, как и остальные, за пределами города, чтобы избежать проблем с лондонским Сити, был самым известным из них и любимым для компании, членом которой был Уильям Шекспир.

Все эти театры были построены по образцу дворов трактиров. Ни один из них не сохранился в первозданном виде, но благодаря некоторым упоминаниям того периода можно составить приблизительное представление об их форме. Это были шестиугольные или восьмиугольные сооружения (есть исключения), с умеренно крытой сценой, которая слегка выходила в центр открытой арены, окруженной двумя или тремя этажами галерей. Платформа состояла из двух уровней, один из которых находился на высоте чуть более метра над ареной, был покрыт крышей и поддерживался колоннами, а другой — чуть выше, с крышей, скрывающей аппаратуру, необходимую для управления сценическими механизмами и маневрирования на сцене. Он может нести флаг и даже имитировать башню.

В этих театрах было очень приличное количество мест. Например, было подсчитано, что «Глобус» вмещает около 2 000 зрителей.

Поначалу социальный статус комиков, особенно самых скромных, было нелегко отличить от статуса бродяги или нищего. Однако со временем, с открытием новых театров, актеры елизаветинской эпохи постепенно достигли большего социального статуса.

Примитивные декорации означали, что исполнитель нес основную ответственность за спектакль, поэтому его техника была склонна к чрезмерной интерпретации в языке, жестикуляции и ярких костюмах. Поскольку женщинам было запрещено выходить на сцену, женские роли отдавались детям или подросткам, что позволяло создать комическую игру эротической двусмысленности. Речь была очень важна, и тот факт, что сцена была несколько выдвинута вперед во двор, означал, что сцена часто использовалась для монологов. Отсутствие рисованных задников означало, что актер часто вызывал воображение зрителей, а писатель прибегал к гипотезам. Публика была пестрой и неоднородной, и в результате смесь грубых аллюзий и безвкусных шуток с самой культурной и изысканной амурной галантностью и самым извращенным эвфуистическим педантизмом.

Зрители приходили в театр по цене, которая варьировалась в зависимости от удобства предлагаемого места. Самый дешевый билет требовал стояния и непогоды; наименее доступные билеты были в пользу знати и богатых, которые могли сидеть под укрытием и на солнце.

Профессия драматурга не очень хорошо оплачивалась, и все права на пьесы переходили к компаниям, которые их ставили; поэтому пьесы часто подвергались многочисленным переделкам и адаптациям различными перьями, не всегда умелыми и уважительными, не говоря уже о сокращениях, которым они подвергались по прихоти актеров. Имя автора упоминалось (и часто неточно) только два или три года спустя, поэтому писатели не пользовались плодами своего труда, если только они не владели акциями компании, как это было в случае с Шекспиром и другими драматургами, которые работали вместе и делили прибыль.

Одной из важнейших характеристик елизаветинского театра, и шекспировского в частности, является множество уровней, на которых вращаются его сюжеты. Трагическое, комическое, поэтическое, земное и сверхъестественное, реальное и фантастическое в большей или меньшей степени перемешиваются в этих пьесах. Переходы от меланхолического к активному происходят быстро и часто проявляются в дуэлях и поединках на сцене, которые должны были представлять собой живую хореографию, очень соответствующую вкусу того времени.

Дурак — важный персонаж в творчестве Шекспира, поскольку он дает ему свободу самовыражения и непринужденность. Его признали умственно неполноценным или физически слабым, что позволило ему говорить вещи или выражать мнения по спорным вопросам, которые были бы запрещены в устах более важных персонажей. Несомненно, эта стратагема была идеальной для английского автора, поскольку любую критику королевской власти можно было оправдать, приписав ее персонажу, который думает не так, как большинство других людей, учитывая те недостатки, от которых он страдает.

Шекспировский театр

В отсутствие голографических рукописей и точных дат составления произведений очень трудно установить шекспировскую библиографическую хронологию. Первое фолио, в котором собрана большая часть его литературных произведений, было опубликовано двумя актерами из его труппы, Джоном Хемингесом и Генри Конделлом, в 1623 году, через восемь лет после смерти автора. Эта книга разделила его драматические произведения на «Истории», «Комедии» и «Трагедии», было сделано 750 экземпляров, из которых до наших дней сохранилась одна треть, большинство из них неполные. Благодаря этой работе сохранилась половина ненапечатанных драматических произведений драматурга, поскольку Шекспир не заботился о том, чтобы войти в историю как драматург.

Первое фолио содержит исключительно драматические произведения (ни одно из его лирических стихотворений не включено в издание), всего 36: 11 трагедий, 15 комедий и 10 исторических пьес. В него не вошли некоторые пьесы, традиционно приписываемые Шекспиру, такие как комедии «Перикл» и «Два благородных родственника», а также историческая пьеса «Эдуард III». Если в случае с «Периклом» участие Шекспира представляется вполне определенным, то с двумя другими пьесами дело обстоит иначе, поэтому количество названий, включенных в шекспировский канон, варьируется, в зависимости от версий, между 37 и 39.

Как и многие западные трагедии, трагедия Шекспира часто изображает главного героя, который падает из пучины благодати и в итоге погибает, вместе с близкой долей остального тела главного героя. Было высказано предположение, что драматургический поворот к жанру является полярной противоположностью комедии; он служит примером того, что люди неизбежно несчастны из-за своих собственных ошибок, или даже иронически-трагического осуществления своих добродетелей, или из-за природы судьбы, или состояния человека страдать, падать и умирать….. Другими словами, это представление с неизбежным несчастливым концом.

Шекспир сочинял трагедии с самого начала своей карьеры: одной из самых ранних была римская трагедия «Тит Андроник», за которой через несколько лет последовала «Ромео и Джульетта». Однако самые известные были написаны в семилетний период между 1601 и 1608 годами: «Гамлет», «Отелло», «Король Лир», «Макбет» (четыре основных), «Антоний и Клеопатра», а также менее известные «Тимон Афинский» и «Троил и Крессида».

Многие подчеркивали в этих пьесах аристотелевскую концепцию трагедии: главный герой должен быть достойным восхищения, но небезупречным персонажем, а зрители должны понимать его и сочувствовать ему. Действительно, каждый из трагических персонажей Шекспира способен как на добро, так и на зло. Пьеса всегда настаивает на концепции свободы воли; (анти)герой может деградировать или регрессировать и искупить свою вину своими действиями. Автор же в итоге ведет их к неизбежной гибели.

Ниже перечислены полные трагедии Шекспира, расположенные в соответствии с приблизительной датой их написания:

Среди основных характеристик шекспировской комедии мы находим комический смысл, диалектику языка, полного каламбуров, контраст между персонажами, противопоставленными по социальному классу, полу, полу или власти (показательным примером может служить «Укрощение строптивой», также иногда переводимое как «Укрощение храбрых»); эротические аллюзии и подтекст, переодевания и тенденцию к хаотическому рассеиванию и путанице, пока сюжет не приведет к восстановлению утраченного и соответствующему восстановлению в рамках естественного. Панорама комедии также предполагает исследование общества, в котором все его члены одинаково изучены, что сильно отличается от того, как общество видится в его исторических пьесах, построенных на макиавеллиевском стремлении к власти («лестница из песка», из-за пустоты содержания) и нарушении божественного космического порядка, который король представляет на земле. Таким образом, комедия как галерея социальных типов занимает у Шекспира более широкое место, чем трагическое и историческое, и лучше отражает общество его времени, хотя талант автора к созданию особо индивидуализированных персонажей, как в случае с Фальстафом, также выделяется в этой области.

Хотя тон сюжета часто бурлескный, в других случаях скрыт тревожный трагический элемент, как в «Венецианском купце». Когда он обращается к темам, которые могут вызвать трагическую развязку, Шекспир пытается научить, в своей обычной манере, не принимая ничью сторону, не предлагая средств, не морализируя и вообще не проповедуя, опасности порока, зла и неразумия в человеке, не впадая в разрушение, которое появляется в его трагедиях, и оставляя восстановительный и реставрационный порядок Природе.

Концовки комедий, как правило, праздничные и приятные. Следует отметить, что вульгарный язык и двойные намеки, а также величина различных точек зрения, изменения судьбы и разрушение идентичностей, обеспечивают неизбежный ингредиент, который часто сопровождается удивительными совпадениями. Пародия на секс, роль маскировки и магическая сила природы для восстановления ущерба и ран, нанесенных коррумпированным и жадным обществом, являются трансцендентными элементами шекспировской комедии.

Человек полностью меняет свой образ мыслей и действий, укрываясь в пустыне и убегая от цивилизации, отдаваясь игре противоположностей. Наконец, стоит отметить, что социальная сфера, которую Шекспир использует в своих пьесах, возможно, несколько более узкая, чем в большинстве комедий.

Как уже упоминалось выше, шут — очень популярный персонаж при дворе того времени — является тем непоколебимым элементом, на котором драматург чувствует себя свободнее, выражая то, что он думает, учитывая, что мнение такого человека никогда не считалось действительным — прекрасный повод для детализации.

Дату создания комедий Шекспира оценивают между 1590 и 1612 годами, как отправную точку и кульминацию его творчества как писателя. Первой и наименее проработанной была пьеса «Два джентльмена из Вероны», за ней следуют «Венецианский купец», «Много шума из ничего», «Как вам это понравится», «Зимняя сказка», «Буря» и некоторые другие, перечисленные ниже:

Важно уточнить, что «Буря», «Зимняя сказка», «Цимбелин» и «Перикл» многими считаются поэтическими фантазиями (в английском языке используется термин romance), поскольку они обладают характеристиками, отличающими их от остальных комедий.

Первое Фолио относит к «историческим произведениям» (histories) только те, которые относятся к относительно недавней истории Англии. Другие пьесы с исторической тематикой, такие как пьесы, действие которых происходит в Древнем Риме, или даже «Макбет» с реальным королем Шотландии, здесь не классифицируются. Всего их одиннадцать (или десять, если исключить Эдуарда III, который сегодня считается апокрифическим). Источник, которым пользовался драматург при написании этих пьес, хорошо известен: это «Хроники Рафаэля Холиншеда».

Ниже приводится список этих работ, расположенных в соответствии с приблизительной датой их создания.

Существуют серьезные сомнения относительно авторства первого из списка, Эдуарда III. Считается, что последняя пьеса, «Генрих VIII», была написана в сотрудничестве с Джоном Флетчером, который заменил Шекспира в качестве главного драматурга труппы «Люди короля».

Десять написанных им пьес об английских королях, известных как «Исторический цикл», который Шекспир посвятил семи английским королям, обычно группируются вместе в рамках его исторических пьес. В этот цикл не входят пьесы о короле Лире (легендарном короле) и Макбете (основанная на жизни шотландского короля Макбета Шотландского), а также пьеса об Эдуарде III (хотя появляется все больше указаний на то, что она была написана Шекспиром, по крайней мере, частично, ее авторство не установлено). Этот цикл исключает короля Иоанна и Генриха VIII, поскольку они не следуют исторической последовательности.

Восемь из этих пьес объединены в две тетралогии, порядок написания которых не совпадает с хронологическим порядком изображаемых исторических событий. Первая из этих тетралогий состоит из трех, посвященных правлению Генриха VI (1422-1461), и одной, посвященной амбициозному и ужасному Ричарду III (который правил в период 1483-1485). Все они, вероятно, были написаны между 1590 и 1594 годами.

Вторая тетралогия, состоящая из Ричарда II, двух частей Генриха IV и Генриха V, перемещается в прошлое. Она посвящена правлению Ричарда II (1377-1399), Генриха IV (1399-1413) и Генриха V (1413-1422). Все эти произведения были написаны в период 1594-1597 годов.

Учитывая, что большая часть населения была неграмотной, эти пьесы были хорошим способом донести историю и, следовательно, воспитать патриотизм и любовь к английской культуре, а также привить чувство неприятия гражданских войн. Помимо развлечения, исторические пьесы подтверждали и оправдывали власть монархии перед теми, кто мог усомниться в ее легитимности. В пьесах Шекспира король, как и в пьесах Лопе де Вега, является представителем космического порядка на земле. Именно это позже проанализируют ученые уровня Гринблатта, сосредоточившись на преобладающем дискурсе и способности елизаветинского театра утверждать королевскую власть, поддерживать порядок и препятствовать подрывной деятельности.

Учитывая зависимость театральных компаний от своих аристократических покровителей (а в случае с «Людьми короля» — от королевской власти), вполне логично, что пьесы писались и ставились с участием исторических личностей, принадлежавших к знати и игравших важную роль в истории Англии. Это случай Генриха V, победителя в битве при Азенкуре над войсками Франции, извечного соперника Англии. Подхватывая важные исторические факты, игнорируя поражения и преувеличивая героизм победы, которая приписывалась царствующему монарху, эти произведения преуспели в повышении народной преданности короне.

На заре шекспировской драматургии целью было узаконить власть династии Тюдоров, взошедшей на престол в 1485 году, как раз после свержения Ричарда III, одного из самых отвратительных персонажей шекспировской драмы. Вступление Тюдоров на престол вызвало некоторые опасения, как из-за их валлийского происхождения, так и из-за проблематичности их претензий на трон (очевидно, Генрих VII, первый монарх династии, основывал свои права на происхождении от французской принцессы Екатерины, вдовы Генриха V, которая через несколько лет повторно вышла замуж за Оуэна Тюдора, валлийского дворянина, не имевшего большого влияния на национальную монархию).

Однако есть критики, которые считают, что в исторических пьесах Шекспира содержится завуалированная критика монархии, замаскированная, чтобы избежать возможных проблем с законом.

Рыцарские повести, написанные в прозе или стихах, были распространенным жанром героической фантазии в Европе со Средних веков до эпохи Возрождения; рыцарские книги на английском, французском, испанском, итальянском и немецком языках могли также содержать артурианские мифы, кельтские и англосаксонские легенды; в них также участвовали магия и фантазия, и ностальгия по утраченной дохристианской мифологии фей и другим суевериям также была ощутима. Это легендарное повествование, последним выражением и шедевром которого, возможно, стала «Смерть Артура» сэра Томаса Мэлори, уже стало альтернативным и популярным, отождествляясь с просторечием, в отличие от более морализаторского христианского повествования, связанного с церковной сферой, для более избранной аудитории и на латыни. Для определения этого типа популярного контента был выбран термин romance или novelesque.

В Великобритании в конце XVI — начале XVII веков роман возник как фантастический жанр, в котором, помимо соблюдения определенных характерных условностей (рыцари с особыми способностями, магия, колдовство, изменение реальности, ухаживание за женской фигурой, подвиги и смелые приключения), добавился факт завоевания Америки: плавильного котла рас и варварских культур, который служил вдохновением для многих путешественников и драматургов. Пьеса Уильяма Шекспира, которая объединяет все вышеупомянутые условности и превращает их в театральную постановку, столь же интересную, сколь и нереальную, — это «Буря», которая считается драматическим завещанием Шекспира, поскольку, вероятно, была его последней пьесой.

Впервые она была поставлена в 1611 году, а во второй раз — в феврале 1613 года по случаю свадьбы Елизаветы Стюарт, дочери короля Якова I, с принцем Фридрихом Гейдельбергским. В пьесе много параллелей с самыми выдающимися фигурами якобинского периода: брачная маска, которую Просперо создает для удовольствия Миранды и Фердинанда, соответствует божественным фигурам Цереры и Юноны, обещающим счастливое будущее, если счастливая пара пообещает хранить целомудрие до свадьбы. Это могло устроить монарха, который был известен как строгостью своих традиционных нравов, так и болезненным интересом к магии и колдовству, которые также занимают важное место в пьесе. Действительно, эти практики привели к сожжению женщин в период с XVI по XVIII век, а Яков I без колебаний приговорил к смерти всех, кто подозревался в проведении подобных церемоний. Итак, тема «Бури» могла проявиться только в монархе — Просперо, заинтересованном в том, чтобы покончить со злыми чарами старой ведьмы, которая грозила ворваться в социальный порядок острова. Однако волшебный мир этого периода вновь появляется в других новеллистических и фантастических комедиях Шекспира последнего периода, таких как:

Буря» считается драматическим завещанием Шекспира. Похоже, вдохновленный одной из «Зимних ночей» Антонио де Эслава, принц Просперо, потерпевший кораблекрушение на острове, получеловек и полубог благодаря своим магическим способностям, наконец, ломает свою палочку, размышляя о своей ограниченной власти, и почти невозможно не вложить его слова в уста самого Шекспира:

Некоторые пьесы, написанные Шекспиром совместно с Джоном Флетчером, были утеряны, например, «Карденио», вдохновленная эпизодом из «Дон Кихота» Мигеля де Сервантеса, или «Два благородных рыцаря» (поскольку последняя пьеса не была включена в Первое фолио, многие читатели сомневаются в авторстве драматурга). С другой стороны, учитывая переменчивость многих шекспировских постановок, некоторые утверждают, что половина из них соответствовала бы профилю и стилю Флетчера.

Шекспир, как и все великие поэты, обладал огромной силой синтеза; он писал всем языком и имел тонкий и обширный лексикон. Он тщательно следил за риторической стилизацией своего чистого стиха, часто несколько вписанного в барочную концептуалистскую традицию эвфуизма, поэтому сегодня его довольно трудно понять и расшифровать даже самим англичанам; он сознательно избегал риторических симметрий, слишком очевидных противопоставлений терминов; язык тогда был протеистическим, и значения слов еще не были четко закреплены лексическими репертуарами. Если его перегруженный язык является и раньше был (и был даже тогда, когда Вольтер в своих «Английских письмах» нападал на антиклассическую пышность его стиля) препятствием для оценки работы автора, то верно и то, что он является основой, на которой можно оценить работу автора, Верно и то, что именно на этом фундаменте зиждется его слава и престиж как полировщика метафор и изобретателя неологизмов, сравнимого с другими известными драматургами и поэтами своего времени, такими как испанцы Мигель де Сервантес, Лопе де Вега, Франсиско де Кеведо, Луис де Гонгора и Кальдерон де ла Барка.

В целом, критики выделяют два основных аспекта драматического творчества Уильяма Шекспира.

Во-первых, почти нечеловеческое безразличие и отстраненность автора от реальности своих персонажей, которую он также разделяет с величайшим самоанализом и глубиной в создании своей психологии. Шекспир не морализирует, не проповедует, не предлагает веру, убеждения, этику или какое-либо решение человеческих проблем: он поднимает, и делает это лучше, чем кто-либо другой, некоторые из основных тревог человеческого состояния (быть или не быть, неблагодарность, сыновья (король Лир) или нет, пустые амбиции), но он никогда не дает ответов: Мы не знаем, что думал Шекспир, для которого зрелище мира не имеет никакого значения, даже если его основное видение пессимистично и мрачно перед лицом жалкого и минимального положения, занимаемого человеком, сделанным из того же материала, что и сны, в таинственной, глубокой, непостижимой и бессмысленной вселенной. В то время как театр испанского барокко отдает предпочтение божественному перед человеческим, Шекспир в равной степени разделяет благоговение (или, точнее, удивление) перед небесным и земным:

На небе и на земле есть больше вещей, Горацио, чем все, о чем может мечтать твоя философия.

Поскольку Шекспир открыт для всего, он не накладывает на себя никаких религиозных, этических или философских ограничений; он заставляет Юлия Цезаря сказать, что «из всех чудес, которые я слышал, самым странным мне кажется то, что люди должны бояться», и в любом случае бояться можно только «страха других».

Критики иногда отмечают постоянную нить мизантропии в его творчестве, но, с другой стороны, только космическая отрешенность от всего божественного и человеческого способна придумывать подобные фразы:

Жизнь — это история, рассказанная идиотом, история, полная рева и ярости, которая ничего не значит.

Или:

Праведная природа скажет: «Это был один человек…. Когда будет еще один?

Во-вторых, критики подчеркивали необычайную силу синтеза «Эйвонского лебедя» как лирика; его фантазия способна увидеть вселенную в двух словах; как создатель персонажей, каждый из которых сам по себе представляет мировоззрение, поэтому его называют поэтом Поэта. Ричард III, Гамлет, Отелло, Брут, Макбет, леди Макбет, Фальстаф… — подлинные творения. Однако, и именно по этой причине, его также критиковали: герои его пьес кажутся аутистами, они не умеют слушать друг друга и остаются закрытыми в своем мире для глубокого понимания другого. Какое сочувствие между Гамлетом и его бедной, измученной девушкой Офелией? Разве Марк Антоний и Клеопатра, которые, несмотря на то, что являются любовниками, патологически подозрительны друг к другу, когда-либо «слушали» друг друга? Критик Гарольд Блум указал на это как на одно из самых заметных и чувствительных различий между Шекспиром и Сервантесом. В последнем случае между его героями существует эмпатия, дружба и человеческая связь, благодаря чему они учатся друг у друга и развиваются, в то время как аутичные трагические персонажи Шекспира не способны понять друг друга и осуществить это человеческое сближение.

К изучению Шекспира подходили с разных точек зрения. Сначала историзм проанализировал его творчество с исторической и внешней точки зрения, сосредоточив свое внимание на внелитературном. Как реакция, неокритицизм был более склонен анализировать само произведение, игнорируя любые внелитературные элементы. Главным выразителем этой школы критики был Стивен Гринблатт.

В последние годы исследования Шекспира с феминистской точки зрения, подвергавшиеся резкой критике со стороны таких авторов, как Блум, получили определенную популярность в академических кругах.

Поэзия Шекспира

Помимо того, что Шекспир был драматургом неоспоримого значения, он также был поэтом и сонетистом, и принято считать, что он ценил себя больше как лирика, чем как драматурга, и только в этом качестве надеялся пережить свое время. Хотя он писал в основном длинные повествовательные и мифологические поэмы, его особенно помнят как исключительного автора чисто лирических сонетов.

Первое упоминание о последних содержится в «Palladis Tamia» («Сокровищница остроумия») (Лондон, 1598) бакалавра искусств из Кембриджа Фрэнсиса Мереса, который хвалит Шекспира за его «сахарные сонеты»; это упоминание показывает, что рукописные копии сонетов циркулировали среди его близких друзей в это время:

Как душа Эвфорбия считала себя живущей в Пифагоре, так остроумная и милая душа Овидия живет в плавном и нежном языке Шекспира. Свидетель, его Венера и Адонис, его Лукреция, его «Сахарные сонеты», известные его близким друзьям. И как Плавт и Сенека считаются лучшими в комедии и трагедии среди латинян, так и Шекспир среди англичан является самым превосходным в обоих жанрах. Из комедийных пьес можно отметить «Два веронских джентльмена», «Уравнения», «Потерянный труд любви», «Выигранный труд любви», «Сон в летнюю ночь» и «Венецианский купец». Для трагедии это «Ричард II», «Ричард III», «Генрих IV», «Король Джон», «Тит Андроник» и «Ромео и Джульетта». И как Эпио Столо сказал, что Музы говорили бы на языке Плавта, если бы хотели говорить на латыни, так и я говорю, что Музы говорили бы на прекрасной фразе Шекспира, если бы хотели говорить на английском.

Вскоре после этого, в 1599 году, некоторые из его сонетов, 138 и 144, а также три сонета, включенные в комедию Love»s Labours Lost, были напечатаны (с многочисленными изменениями в более поздних изданиях) в сборнике лирических стихотворений под названием The Passionate Pilgrim, сборнике различных авторов, ошибочно приписываемом полностью Лебедю Эйвона и включающем среди прочих сонетов восемь других, которые были совершенно справедливо приписаны ему по стилю и содержанию. Только в 1609 году появилось таинственное полное издание, вероятно, без разрешения автора, неким Т. Т. (Томас Торп, издатель, который был другом писателей и сам был писателем). Посвящение посвящено одному мистеру У. Х.

Невозможно с уверенностью установить личность, стоящую за этими инициалами, и выдвигаются различные теории относительно того, кто за ними стоит; наиболее вероятно, что это один из постоянных покровителей поэта, и подавляющее большинство критиков склоняются к тому, что инициалы перевернуты и что это Генри Вриотсли (1573), граф Саутгемптон, поскольку Шекспир уже публично выразил ему свою признательность посвящением других поэм: «Венера и Адонис» и «Изнасилование Лукреции». Другой возможный кандидат — Уильям Герберт, граф Пемброк, сын Мэри Герберт, сестры сэра Филипа Сидни, знаменитого поэта, написавшего «Аркадию»; в пользу последнего говорит и то, что он был очень предан театру и покровительствовал «Королевским людям», театральной труппе Шекспира. Оба были красивыми дворянами, преданными покровителями искусства и литературы, и значительно моложе поэта — требования, которым должен соответствовать любой истинный получатель стихов.

Порядок, установленный изданием Торпа, закрепил своеобразную структуру, очень отличающуюся от обычного итальянского сборника песен Петрарки; действительно, здесь нет композиций в других метрах, чтобы нарушить монотонность, метр очень отличается от классического сонета (он состоит из трех сервентов и двустишия, так называемый шекспировский сонет), и он посвящен большей частью дружбе (или любви) человека, которого он часто интерферирует, чтобы создать свой собственный образ и подобие:

Создай другого себя из любви ко мне, чтобы красота сохранилась для тебя или для твоих.

Таким образом, он устанавливается в полностью обновленную и оригинальную традицию, и сам поэт с иронией осознавал это:

Почему мои стихи так лишены новых форм, так непокорны всякой вариации или живому изменению? Почему со временем я не склоняюсь к новооткрытым методам и странным атрибутам? Почему я всегда пишу об одном и том же, во все времена об одном и том же, и облекаю свои изобретения в привычные одежды, в то время как каждое слово почти провозглашает мое имя, раскрывает его рождение и указывает его источник? О, знай, милая любовь, что я всегда пишу о тебе, и что ты и любовь — моя вечная тема; так что весь мой талант состоит в том, чтобы облекать новое в старые слова и повторно использовать то, что я уже использовал. Ибо как солнце каждый день новое и старое, так и моя любовь всегда повторяет то, что уже было сказано.

Его можно разделить на два последовательных цикла сонетов: один из 126, посвященный светловолосой, симпатичной подруге высокого происхождения, покровительнице поэта, которой он предлагает оставить одиночество, нарциссизм и удовольствия и завести наследников, и последний 28, посвященный темной женщине, которая была замужем, как мы можем заключить из намека в сонете 152, и, вероятно, была образованной женщиной, поскольку умела играть на спинете или клавесине. Два сонета рассматриваются отдельно, поскольку они являются версиями одной и той же эпиграммы из греческой антологии.

С другой стороны, в трио Шекспира, загадочного адресата и темной леди периодически появляется и поэт-соперник, что еще больше усложняет историю любви, которая на языке того времени могла бы быть понята как дружба или как тот особый вид дилеммы, который устанавливается между поэтом и его покровителем. Специалисты (Уильям Минто, а затем Эдвард Дауден, Тайлор и Фредерик Фурнивалл) в основном считают, что этим поэтом был эллинист Джордж Чепмен, поскольку он указан как автор александринов, стихов, которые тогда были довольно редки в английской метрике и которые в то время использовались только этим автором.

Темы сонетов — любовь и время, которые в некотором смысле противоположны друг другу; последняя тема более глубока в плане мимолетности, иногда доходящей до метафизики. Каждый сонет также содержит драматическое движение; можно также оценить, прежде всего, моральную и духовную ценность послания и философию, которую оно оставляет нам: максимально использовать то немногое время, которое предлагает нам жизнь, чтобы полностью отдаться ей. Клаудио Гильен также отмечает, что «Шекспир осмелился сказать новые, совершенно новые вещи, такие как отсутствие различия между дружбой и любовью, а также существенное отсутствие различия между любовью мужчины и любовью женщины».

Хронологию сонетов трудно установить, но предполагается, что они были написаны между 1592 и 1597 годами.

Каждая историческая эпоха отдавала предпочтение определенным пьесам в соответствии с преобладающими проблемами и интересами. Концепция «поэтической справедливости», преобладавшая в XVIII веке, привела к отказу от многих трагедий Шекспира, поскольку, согласно его критериям, театр должен пропагандировать примеры добродетели. Английский критик Сэмюэл Джонсон (1709-1784) не принял концовку «Короля Лира», которую считал жестокой и ненужной, и версия Нахума Тейта 1681 года заменяла шекспировскую до середины XIX века, поражая читающую публику своим большим успехом: она имеет счастливый конец, в котором Корделии и Лиру удается одержать победу над препятствиями, а главная героиня выходит замуж за Эдгардо, законного наследника графа Глостера.

В 1731 году знаменитый актер Дэвид Гаррик (1717-1779) впервые появился в роли горбатого Ричарда III на сцене театра в лондонских трущобах и имел оглушительный успех. Когда он взял на себя управление элегантным театром Друри-Лейн, его ослепительное представление вызвало настоящую «шекспироманию», которая достигла своего апогея, когда сам Гаррик организовал первый юбилей в честь поэта в Стратфорде (1769), событие, вызвавшее такой энтузиазм, что под его знаменем даже в Ирландии эксгумировали поддельные литературные документы, приписываемые Шекспиру. К 1772 году Гаррик изменил большую часть «Гамлета», удалив сцену с могильщиками и освободив Лаэрта от всякой вины за яд в его шпаге. Более того, королеве Гертруде удается выжить и вести жизнь, полную раскаяния, чего нет в оригинале. В то же время слава драматурга распространилась по всей Европе; Вольтер сделал его известным в своих «Письмах из Англии», а Жан-Франсуа Дюси представил его на парижской сцене, впервые исполнив его адаптацию «Гамлета» (в том же году Готхольд Эфраим Лессинг опубликовал в Германии «Гамбургскую драматургию», сборник критических театральных исследований, в котором он выступал за отказ от классической французской трагедии и новое возвышение Шекспира, как это сделал Иоганн Готфрид Гердер в 1771 году в своих «Блатях немецкого искусства и кунства». Как и Гаррик в Англии, Фридрих Людвиг Шредер, актер и театральный режиссер, своим первым представлением «Гамлета» в Германии (1777) способствовал оживлению Шекспира на немецкой сцене. Гете поставил пьесы Шекспира и Кальдерона в Веймаре, когда ему было поручено руководить театром княжества, а он сам и Фридрих фон Шиллер испытали влияние английского гения в своих собственных пьесах. В Испании «Гамлета» перевели Рамон де ла Крус в 1772 году и Леандро Фернандес де Моратин в 1798 году.

Возрождение Шекспира (а также Педро Кальдерона де ла Барки) стало решающим событием в истории европейского театра, поскольку оно способствовало приходу предромантизма и в то же время сделало возможным появление немецкой национальной драмы, а затем и французской романтической драмы Виктора Гюго.

В 1807 году Томас Боудлер опубликовал «Семейного Шекспира», модифицированную версию, чтобы сделать ее, по его мнению, более подходящей для женщин и детей, чтобы она не «оскорбляла добродетельный и религиозный ум». Эта адаптация привела к появлению английского слова bowdlerize, обозначающего пуританскую цензуру.

В Викторианскую эпоху спектакли, как правило, характеризовались археологической попыткой реконструкции эпохи, а постановщики и актеры были одержимы идеей исторического реализма в соответствии с документальной методологией позитивизма. Художественный авангард затронул и драматурга: в 1911 году Гордон Крейг попытался поставить «Гамлета» в стиле кубизма. Его иконоборческая концепция сцены открыла путь для различных эстетических переработок шекспировских пьес в XX веке. В 1936 году Орсон Уэллс поставил в Гарлеме новаторский спектакль «Макбет», изменив не только период действия пьесы, но и задействовав афроамериканских актеров. В художественном фильме Лоуренса Оливье «Генрих V», снятом в честь участников Второй мировой войны, некоторые фрагменты были выделены для поощрения британского патриотизма, наиболее значимым из которых является обращение монарха к своим войскам перед битвой при Азенкуре против французских войск. То же самое можно сказать о бесчисленных театральных и киноадаптациях по сей день.

Таким образом, адаптация, интерпретация и искажение произведений Шекспира долгое время были продуктом конкретных моральных, политических и эстетических интересов, и они заслоняли мрачную концепцию жизни, которую Шекспир действительно предлагает.

С точки зрения его влияния на другие культуры, и в частности на испаноязычную культуру, Шекспир всегда был богатым источником вдохновения для современных писателей, но по-настоящему он заявил о себе лишь в XIX веке. В Испанской Америке такие писатели, как Рубен Дарио и, в частности, эссеист Хосе Энрике Родо, читали «Бурю» с особым интересом. Родо, например, сформулировал в своем известном эссе «Ариэль» (1900) целую интерпретацию Америки, основанную на мифах о двух ее главных героях, Ариэле и Калибане.

Но его коронации как автора универсальной литературы пришлось ждать в Испании до конца XVIII века, когда Вольтер пробудил среди испанских просветителей определенное любопытство к английскому автору благодаря тому, что он сказал о нем в своих «Английских письмах»; Рамон де ла Крус перевел «Гамлета» в 1772 году с французского сокращения Жана-Франсуа Дюсиса (1733-1816), который адаптировал французские переводы трагедий Шекспира в стихах без знания английского языка в соответствии со вкусами неоклассицизма и устранил жестокую концовку, среди прочих ретушей. Однако этот перевод так и не был опубликован. Леандро Фернандес де Моратин, с другой стороны, напечатал свой собственный вариант, также с плохой французской версии Дюсиса, добавив другие недостатки к недостаткам своего образца (Мадрид: Вильяльпандо, 1798).

Существовали и другие версии отдельных произведений (Macbé или Los Remordimientos, 1818, Мануэль Гарсия, также с французской версии Дюсиса), но только во второй половине XIX века были предприняты глобальные усилия по переводу всего творчества автора, которые, несомненно, были подстегнуты престижем автора, достигнутым благодаря неослабевающей похвале, возданной ему немецким романтизмом.

1872 год стал основополагающим в испанском восприятии Шекспира. Первые прямые переводы с английского были опубликованы: Obras de William Shakspeare trad. fielmente del… inglés con presencia de las primeras ediciones y de los textos d á luz por los más célebres comentadores del inmortal poeta, Madrid, 1872-1877 (Imp. Manuel Minuesa, R. Berenguuillo). Перевод выполнен Матиасом де Веласко-и-Рохасом, маркизом Дос-Эрманас, но он не вышел за пределы трех томов; второй и третий были напечатаны в 1872 году, первый — с его поэмами и сонетами, второй — с «Венецианским купцом», третий — с «Джульеттой и Ромео».

Между 1872 и 1876 годами Хайме Кларк перевел «Ромео и Джульетту», «Гамлета», «Отелло», «Короля Лира», «Венецианского купца», «Как вам это понравится», «Двенадцатую ночь» и «Бурю». В 1873 году гибралтарец Уильям Макферсон начал печатать свой перевод 23 пьес белым хендекасиллабическим шрифтом с важными прологами.

С другой стороны, с 1872 по 1912 год в Мадриде часто ставились его пьесы; Шекспир даже появился в качестве персонажа в пьесе Мануэля Тамайо-и-Бауса «Un drama nuevo», хотя он уже фигурировал в этом качестве в драме Энрике Зумеля «Гильермо Шекспир» (Гранада: José María Zamora, 1853). Аналогичным образом, испанские критики впервые предприняли углубленное изучение Шекспира; первыми были Гильермо Макферсон и его друг Эдуардо Бенот (1885) и особенно Эдуардо Хулиа Мартинес (1918), который воспользовался датой столетия для популяризации фигуры Шекспира с помощью своего рода романа-биографии, который под названием «Шекспир и его время: история и фантазия» (1916) был нацелен на раскрытие «истины среди видимости развлечения» (стр. xii). Работа хорошо документирована, что отражено в обильной аннотации и заключительных приложениях (после этого Хулиа написал своего интересного Шекспира в Испании (1918), который послужил основой для одноименной работы Альфонсо Пара. Среди прочих пьес он перевел «Короля Лира» на каталонский и испанский языки. В 1916 году, к третьей годовщине смерти драматурга, он написал на каталонском языке книгу «Жизнь Гильема Шекспира», которая вышла на испанском языке в 1930 году, и в том же году «Contribución a la bibliografía española de Shakespeare»; его посвящение увенчалось двумя колоссальными работами, одна из которых была опубликована в 1935 году, «Шекспир в испанской литературе» в двух томах, а другая — посмертная «Representaciones shakespearianas en España», также в двух томах. Здесь также следует упомянуть другого испанского исследователя Шекспира, Рикардо Рупперта-и-Ухарави (1920), писателя-реалиста Хуана Валеру и представителей поколения 98-го года, таких как Мигель де Унамуно и Валье-Инклан, которые посвятили эссе «Лебедю Эйвона».

Среди переводов выделяется полное собрание сочинений в восьми томах вышеупомянутого Уильяма Макферсона (1885-1900) с соответствующими введениями. Полное собрание сочинений Шекспира Рафаэля Мартинеса Лафуэнте также занимает привилегированное место, хотя это, скорее всего, перевод с французского, поскольку в прологе к нему приведены фрагменты эссе Виктора Гюго о жизни и творчестве драматурга, которые предшествовали французскому переводу. Вся работа и даже приписываемые названия включены в прозаическую версию Луиса Астраны Марина, опубликованную между 1920 и 1930 годами, которую широко читал Федерико Гарсия Лорка; Астрана также написал биографию, которую он переиздал в расширенном виде, и подготовил общее исследование его творчества, которое он использовал в качестве введения к своему монументальному изданию. Также стоит упомянуть переводы и адаптации, выполненные символистами Антонио Феррером и Робертом (Noche de Epifanía («Ромео и Джульетта» (1918) и «Гамлет» (1918) Грегорио Мартинеса Сьерры. Значительное количество исследований и переводов, использованных и накопленных Уильямом Макферсоном и Рафаэлем Мартинесом Лафуэнте, также можно найти в Библиотеке Атенео де Мадрид.

Среди современных переводов, помимо известного и уже упомянутого прозаического перевода Луиса Астраны Марина, следует упомянуть «Obras completas» Хосе Марии Вальверде (Барселона: Planeta, 1967), также в прозе, и двуязычные издания с испанской версией в чистом стихе, выпущенные Шекспировским институтом Валенсии, полностью посвятившим себя этой работе с 1980 года под руководством Мануэля Анхеля Конехеро и Хенаро Таленса. Примечательны также версии некоторых пьес самого значительного испанского трагического драматурга второй половины XX века Антонио Буэро Вальехо. Анхель Луис Пуханте также выполнил новый перевод полного собрания его сочинений для издательства Editorial Espasa-Calpe с 1986 года.

Наконец, в Университете Мурсии была создана база данных, содержащая тексты всех переводов исторических текстов Шекспира на испанский язык, пять биографий автора, дополнительные материалы и библиографию, составленную Анхелем-Луисом Пуханте и Хуаном Ф. Серда «Шекспир в Испании». Двуязычная аннотированная библиография

Среди киноверсий биографии Шекспира — «Влюбленный Шекспир» (1998) режиссера Джона Мэддена, «Мигель и Уильям» (2007) режиссера и сценариста Инес Парис о Мигеле де Сервантесе и Шекспире и «Аноним» (2011) режиссера Роланда Эммериха, в котором возможный ответ об авторстве его произведений ставится в контексте политического сюжета.

На основе шекспировских текстов было снято около 250 фильмов, что свидетельствует о колоссальном влиянии творчества Шекспира. Наиболее часто экранизируемой пьесой является «Гамлет», по которой в период с 1907 по 2000 год был снят 61 фильм и 21 телесериал. Фильмы, основанные на пьесах Шекспира, включают следующие:

Трагедия

Они перечислены в алфавитном порядке. Смотрите список в хронологическом порядке выше.

Комедия

Они перечислены в алфавитном порядке. Смотрите список в хронологическом порядке выше.

Историческая драма

Они перечислены в алфавитном порядке. Смотрите список в хронологическом порядке выше.

Другие произведения

Источники

  1. William Shakespeare
  2. Шекспир, Уильям
  3. La muerte de Shakespeare coincidió con la fecha, 23 de abril, tenida popularmente por la de la muerte de Miguel de Cervantes. Sin embargo, en realidad Cervantes, aunque fue sepultado el 23 de abril, había fallecido el día anterior. Por otro lado, tampoco la muerte de Shakespeare y el entierro de Cervantes tuvieron lugar el mismo día. El motivo es la diferencia de calendarios usados: la fecha de la muerte de Shakespeare se refiere al calendario juliano, vigente por entonces en Inglaterra, en tanto que en los países católicos, como España, ya había entrado en vigor el calendario gregoriano. En realidad, la muerte de Shakespeare tuvo lugar varios días después de la de Cervantes (dependiendo de los autores, se fecha en el 3 o en el 4 de mayo del calendario gregoriano). Son muchos, sin embargo, los autores que han creído erróneamente que ambos fallecimientos se produjeron el mismo día, entre ellos el gran poeta francés Victor Hugo, quien anotaría al principio de su obra William Shmiz: «Murió el 23 de abril, tenía 52 años justos, pues había nacido el 23 de abril de 1564. Ese mismo día, 23 de abril de 1616, murió Cervantes, genio de la misma altura».
  4. «Shakespeare como canon de la literatura de occidente.»
  5. Traducción libre: «Widely regarded as the greatest writer of all time, William Shakespeare (or Shakspere) occupies a position unique in world literature. Other poets, such as Homer and Dante, and novelists, such as Tolstoy and Dickens, have transcended national barriers; but no writer»s living reputation can compare with that of Shakespeare, whose plays […] are now performed and read more often and in more countries than ever before. The prophecy of his great contemporary, the poet and dramatist Ben Jonson, that Shakespeare «was not of an age, but for all time,» has been fulfilled». Artículo en Britannica CD »97. Single-user version. Sección «Introduction», Art. «William Shakespeare».
  6. Bloom, Harold (2005). El canon occidental. Barcelona: Anagrama. ISBN 84-339-6684-7, p. 57.
  7. ^ La data di battesimo è il 26 aprile 1564, mentre l»esatto giorno di nascita è un argomento ancora dibattuto tra gli esperti. Si dice che sia nato il 23 aprile per convenzione, in quanto in quel giorno si celebra la festa di san Giorgio, patrono della nazione.
  8. ^ His monument states that he was in his 53rd year at death, i.e. 52 years old.
  9. ^ The concept that Shakespeare was born on 23 April, contrary to belief, is a tradition, and not a fact; see the section on Shakespeare»s life below.
  10. ^ Dates follow the Julian calendar, used in England throughout Shakespeare»s lifespan, but with the start of the year adjusted to 1 January (see Old Style and New Style dates). Under the Gregorian calendar, adopted in Catholic countries in 1582, Shakespeare died on 3 May.[1]
  11. ^ The «national cult» of Shakespeare, and the «bard» identification, dates from September 1769, when the actor David Garrick organised a week-long carnival at Stratford to mark the town council awarding him the freedom of the town. In addition to presenting the town with a statue of Shakespeare, Garrick composed a doggerel verse, lampooned in the London newspapers, naming the banks of the Avon as the birthplace of the «matchless Bard».[6]
  12. Facts about Shakespeare’s Birthday (ang.). [dostęp 2007-01-25]. [zarchiwizowane z tego adresu].
Ads Blocker Image Powered by Code Help Pro

Ads Blocker Detected!!!

We have detected that you are using extensions to block ads. Please support us by disabling these ads blocker.