Геринг, Герман

Суммури

Герман Вильгельм Геринг (Розенхайм, 12 января 1893 — Нюрнберг, 15 октября 1946) — немецкий политик, военный деятель и один из ведущих членов НСДАП.

Будучи пилотом в Первой мировой войне, он сбил 22 самолета противника и получил награду Pour le Mérite.

Геринг принял участие в Bierkellerputsch и получил пулю в пах. Он был доставлен тяжело раненным к своему крестному отцу и врачу в Австрию, а затем в Швецию, на родину его тогдашней жены. Для облегчения боли ему давали морфий, от которого он страдал всю жизнь.

В 1935 году Геринг стал главнокомандующим Люфтваффе (военно-воздушных сил), эту должность он занимал до 23 апреля 1945 года. В 1940 году Адольф Гитлер повысил его в звании до рейхсмаршала, сделав Геринга выше всех командиров вермахта, а 1 сентября 1939 года, во время вторжения Германии в Польшу, Гитлер назначил его своим преемником и заместителем со всеми полномочиями. К 1942 году, когда военные усилия Германии пошли на спад на обоих фронтах, авторитет Геринга по отношению к Гитлеру значительно снизился. Геринг в значительной степени отошел от армии и политики, чтобы наслаждаться удовольствиями жизни богатого и влиятельного человека.

После Второй мировой войны Геринг был приговорен к смертной казни через повешение на Нюрнбергском процессе за военные преступления и преступления против человечности, но он покончил с собой, приняв цианид в ночь перед исполнением приговора.

12 января 1893 года Герман Вильгельм Геринг родился в санатории «Мариенбадсанаториум» недалеко от Розенхайма, города в шестидесяти пяти километрах к югу от Мюнхена. Его отец, Эрнст Генрих Геринг, был главным чиновником в консульской службе Германии. Он служил в германской и франко-германской войнах в кавалерии. В 1885 году он женился на Франциске Тифенбрунн и через несколько месяцев уехал в юго-западную Африку (ныне Намибия). Там он стал первым генерал-губернатором (Kaiserlicher Kommissar) и должен был обеспечить выполнение мирных соглашений между коренными народами между собой и с новым колонизатором. Он также отвечал за приобретение прав на разработку полезных ископаемых и должен был организовывать торговлю оружием и спиртными напитками. Однако в 1888 году ему пришлось спешно покинуть Юго-Западную Африку после того, как лидер овахеро, Махареро, расторг договор с немцами. Сначала Геринг отправился в британский Уолфиш-Бей, а в августе 1890 года покинул Юго-Западную Африку и отправился на Гаити, где был назначен консулом. В 1896 году он вышел на пенсию и вернулся в Германию.

Мать Геринга, Франциска «Фанни» Тифенбрунн, происходила из фермерской семьи из Баварии. В 1885 году она вместе с Генрихом Герингом отправилась в Юго-Западную Африку. В этой стране она родила Ольгу Терезу Софи Геринг с помощью немецкого врача Германа Эпенштейна Риттера фон Маутернбурга. В последующие годы Геринги поддерживали контакт с этим врачом, а для родов своего четвертого ребенка, Германа, она по его совету отправилась в санаторий Мариенбад. Герман Геринг был назван в честь Эпенштейна, который также стал его крестным отцом.

Поскольку его мать через несколько месяцев покинула Германию, чтобы воссоединиться с мужем на Гаити, Германа на три года отдали в приемную семью в Фюрте. Когда в 1896 году его отец вышел на пенсию, Герман вернулся к родителям. Когда Геринги вернулись с Карибских островов, Герман поприветствовал свою мать, укусив ее. Он полностью игнорировал своего отца. Герману было трудно простить своих родителей за то, что они оставили его в приемной семье. Особенно своего отца, который после выхода на пенсию пристрастился к алкоголю, он мог мало уважать.

У Германа Геринга было два брата и две старшие сестры — Ольга Тереза Софи и Паула Элизабет Роза. Старший брат Германа Геринга, Карл-Эрнст, эмигрировал в США в раннем возрасте. Сын Карла, Вернер Геринг, стал капитаном ВВС армии США и во время Второй мировой войны сражался против Люфтваффе, которыми руководил его дядя. Среди прочего, он принимал участие в бомбардировках немецких городов. Младший брат Геринга, Альберт, был противником нацистского режима и помогал многим евреям и другим диссидентам в Германии во время нацистского режима.

Двоюродный брат Геринга, Ганс-Иоахим, был пилотом Люфтваффе. Он был назначен в Zerstörergeschwader 76 и летал на Messerschmitt Bf 110. Ханс-Йоахим был сбит «Хоукер Харрикейнами» из 78-й эскадрильи RAF во время полета 11 июля 1940 года.

Через три года Герман воссоединился со своей семьей. После возвращения в Германию семья Герингов жила в доме Германа Эпенштейна на Фрегештрассе 19 в Берлине-Фриденау. Франциска стала любовницей Эпенштейна. Франциска Геринг спала с ним во время его визитов, в то время как ее законный муж оставался в другом месте. Эпенштейн был состоятельным человеком, который часто бывал в аристократических кругах.

Генрих Геринг заболел в 1899 году, страдая от бронхита. По приглашению Эпенштейна семья переехала в его замок Бург Вельденштайн в Нойхауз-ан-дер-Пегниц близ Нюрнберга ради здоровья Генриха. Эпенштейн разрешил Герингам свободно пользоваться этим замком. Точную дату установить невозможно, но предполагается, что во время болезни Генриха Геринга Франциска Геринг стала любовницей Эпенштейна.

В 1904 году, в возрасте 11 лет, Герман Геринг посещал школу-интернат в Ансбахе, Франкония, за счет Эпенштейна. Геринг, который был упрямым, тщеславным и властным, впервые вступил в контакт с другими детьми. Ему не нравилась школа. Дисциплина там была строгой, питание скудным, а во время уроков музыки ему приходилось играть на скрипке — инструменте, который он ненавидел. Вне школы Геринг также брал несколько уроков игры на фортепиано. После того, как им пришлось написать сочинение о человеке, которым они восхищаются больше всего на свете, он полностью завязал со школой. Ведь Геринг написал сочинение об Эпенштейне, в то время как в школе мальчики должны были писать о своем отце, Вильгельме II, Отто фон Бисмарке или Фридрихе Великом. Герману Герингу досталось от ректора, который выяснил, что его крестный отец был еврейского происхождения. В то время евреев презирали многие горожане. Геринг получил взыскание, и на этом дело для школы закончилось. Однако на следующий день Геринг пошел в школу, уничтожил свою скрипку и вернулся домой.

Военная подготовка

По инициативе матери его отец и крестный отец, оба бывшие кавалеристы, добились для Германа места в военной академии в Карлсруэ. После четырех лет обучения в военной академии Геринг окончил школу в 16 лет с отличными оценками по истории, французскому, английскому, верховой езде и музыке. Благодаря хорошим оценкам в академии в Карлсруэ, он без проблем был принят в Preußische Hauptkadettenanstalt, кадетскую школу для будущих офицеров, в Берлине-Лихтерфельде.

Герингу, с детства любившему военную форму и средневековые ритуалы, очень понравилось его пребывание в кадетской школе. Форма кадетов была шикарной и красочной, а их поведение основывалось на средневековых заповедях. В 19 лет Герман Геринг сдал с отличием почти все предметы. В звании лейтенанта он был зачислен в полк Принца Вильгельма и направлен в штаб в Мюльхаузене. Перед тем как поселиться там, ему разрешили на некоторое время уехать в отпуск домой. Приехав туда, Геринг увидел, что дела обстоят значительно хуже, чем до его отъезда. Отношения между его матерью и крестным отцом закончились, когда в 1913 году в возрасте 62 лет Эпенштайн женился на 26-летней девушке, а семья Герингов была выселена из замка Вельденштайн. Они переехали в Мюнхен, и вскоре после этого Генрих Геринг умер.

Герман, который к тому времени снова служил в своем полку, вернулся домой в специальный отпуск и использовал день и вечер перед похоронами, чтобы помочь матери разобраться с бумагами. Просматривая бумаги, Герман увидел, какую прекрасную карьеру сделал его отец, и с тех пор он сожалеет о своих плохих отношениях с отцом. Генрих Геринг был похоронен в Вальдфридхофе в Мюнхене.

Герману Герингу был 21 год, когда началась Первая мировая война. Он видел в войне исполнение своего желания показать свою храбрость и мужественность. Более того, он вырос с идеей внести свой вклад в «славу отечества» через сражения. Во время войны Геринг продолжил военную традицию семьи. Он служил сначала в пехоте, а затем в военно-воздушных силах.

Пехота

Через несколько часов после начала Первой мировой войны полк «Принц Вильгельм» уже вступал в контакт с противником. Гарнизонный город полка, Мюлуз, находился на французском берегу Рейна в Эльзас-Лотарингии, аннексированной немцами после франко-германской войны в 1870 году. Полк Принца Вильгельма отошел на немецкий берег Рейна сразу после объявления войны французами. Сразу после этого немецкого отступления здесь обосновался французский аванпост под командованием генерала Поля По. Они подняли флаг на ратуше и объявили, что отныне граждане являются французами. В разгар празднеств взвод немецких войск под командованием лейтенанта Германа Геринга переехал обратно через Рейн на бронепоезде. Французы, ослабленные на земле, поспешно отступили на основные позиции. Геринг лично захватил французский флаг и приказал своим войскам снять все французские плакаты. Перед самой ночью немцы отъехали обратно на немецкий берег и забрали четырех оставленных французских кавалерийских лошадей.

На следующий день немцы не смогли повторить свою акцию с бронепоездом, так как французы ночью вернули город и на этот раз охраняли железную дорогу. Над ратушей вновь развевался французский флаг. Геринг организовал патруль из семи человек. Используя велосипеды, они переправились через Рейн и поехали в Мюлуз во главе с Герингом. Немцы знали местность лучше, чем французы. Вскоре после рассвета они захватили французский аванпост. После этого они отправились на велосипедах в центр города и постарались как можно ближе подъехать к городской площади, где толпа людей приветствовала французские войска. Геринг увидел, что маленький генерал Пау находится в центре празднества. Он разработал дерзкий план и сообщил о нем своим людям. Геринг хватал ближайшую лошадь и садился на нее. Затем он ехал прямо через толпу к генералу Пау, подхватывал его, сажал крест-накрест на седло перед собой и ехал с ним обратно на немецкую позицию. Его люди должны были прикрывать его во время этой смелой акции. В тот момент, когда Геринг попытался схватить лошадь за поводья, кто-то из его взвода нервно нажал на курок и произвел выстрел. Французы подняли тревогу, и Геринг был вынужден отступить со своими людьми. Затем Геринг устроил засаду перед французской заставой, и немцы взяли в плен четырех французских солдат. За этот поступок Герман Геринг был впервые упомянут в армейском отчете и получил похвалу за смелость и инициативу.

Вскоре Геринг познакомился с другой стороной войны. Когда на западном фронте выпал первый сильный дождь и снег, а на фронте начались заторы, полк «Принц Вильгельм» отправился в окопы. Начались месяцы утомительных, грязных и кровавых окопных боев. Геринг был вынужден покинуть неподвижный фронт уже через несколько недель. Он боролся с приступом ревматизма и был доставлен в больницу во Фрайбурге-им-Брайсгау. В результате он пропустил битву на Марне, в которой погибли многие его коллеги.

Военно-воздушные силы

Во время выздоровления во Фрайбурге его навестил его друг Бруно Лерцер, с которым он познакомился в Мюлузе. Этот визит мог бы круто изменить его военную карьеру. Вскоре после начала войны они были разлучены. Во Фрайбурге они встретились снова. Там Лоерзер проходил подготовку в качестве пилота для недавно сформированных немецких военно-воздушных сил. Во время восстановления Геринг разочаровался в пехотной войне и опасался, что для индивидуальной инициативы остается мало места. В то же время газеты были полны героических историй о немецких летчиках, летавших над западным фронтом. Герингу много рассказывали о планах Люфтштрайткрафт.

Из желания прославиться он написал своему командиру письмо с просьбой о разрешении и зачислении в летную школу во Фрайбурге. Когда через две недели Геринг не получил ответа, ему удалось получить необходимые бумаги в соседней казарме. Он заполнил бумаги о переводе, подписал их и поверил, что получит разрешение. Если он все еще хотел присоединиться к Лоэрзеру в бою, то должен был начать тренировки в ближайшее время. Геринг уже позаботился о собственном снаряжении и начал летать в качестве наблюдателя на самолете Лоерцера. Неожиданно он получил известие из полка; в переводе ему было отказано, и Герингу было приказано присоединиться к своему полку, как только медицинская служба признает его здоровым.

Геринг не хотел возвращаться в полк. Он лишь передал Лорцеру командование своим полком. Тем временем он проводил каждый свободный момент в воздухе со своим другом, чтобы научиться профессии оператора-наблюдателя, которой он решил заниматься. Если бы он хотел стать пилотом, то пропустил бы первую часть воздушной войны, а это не устраивало Геринга. Тем временем в полку узнали, что он выписался из госпиталя, и ему снова приказали явиться в свой полк. Геринг проигнорировал это. Когда друзья рассказали ему, что полковник был в ярости и угрожал отдать его под трибунал, Геринг отправил письмо своему крестному отцу, Герману Эпенштейну, который был врачом и написал для него медицинское заключение о непригодности к дальнейшей службе в окопной войне. Кроме того, Эпенштейн обеспечил постоянное место для Геринга и Лоерцера в военно-воздушных силах.

Обвинения против Геринга были неожиданно смягчены, и он отделался незначительным наказанием в виде 21 дня камерного ареста. Прежде чем приговор был приведен в исполнение, в дело вмешался высший приказ. Наследный принц Вильгельм Прусский был ярым сторонником новых военно-воздушных сил и хотел, чтобы Геринг был немедленно принят в новое подразделение.

Весной 1915 года Геринг и Лоерцер были переведены в Штенай и сначала выполняли в основном разведывательную работу. Работа Геринга в качестве оператора-наблюдателя была сложной. Он летал на двухместном самолете «Альбатрос», нижнее крыло которого опускалось точно в поле его зрения. Поэтому ему пришлось свеситься через борт самолета, а Лоерзер тем временем наклонил самолет, чтобы Геринг мог сделать снимок.

Командующий Пятой армией, к которой относилось подразделение Геринга, каждый день требовал аэрофотоснимки укрепленного города Верден. Однако концентрация огня в крепости была настолько велика, что регулярно уничтожались камеры или самолеты. Геринг и Лоерзер вызвались сделать разведывательные снимки над Верденом. Они немедленно начали подготовку и провели три дня, летая низко над крепостью. Во время полета Лоерзер заставил самолет совершить полет по глиссаде, а Геринг свесился через борт кабины и сделал несколько снимков своей камерой. Фотографии были настолько точными и четкими, что кронпринц Фридрих Вильгельм наградил обоих Железным крестом 1-го класса.

Во время полетов их обстреливали войска с земли, и Геринг придумал решение этой проблемы. Во время следующего разведывательного полета он установил в кабине пулемет и обстрелял войска на земле. Действия Геринга были повторены немцами и французами, и в воздухе некоторые самолеты теперь были вооружены пулеметом. В апреле в воздушном сражении произошел поворот. Француз Ролан Гаррос обстрелял группу из четырех немецких самолетов, все безоружные, и сумел уничтожить два из них. Гаррос направил свой пулемет прямо вперед и защитил пропеллер металлическими пластинами. Немцы были удивлены, потому что до этого момента воздушная война велась с уважением к чужим пилотам. Немцы вызвали Энтони Фоккера, который построил улучшенную версию изобретения Гарроса, в которой стальной штырь блокировал пулемет, когда лопасть винта оказывалась перед стволом. Немецкие ВВС вскоре господствовали в небе, и с тех пор истребители использовались в полную силу.

Такие имена, как фон Рихтгофен, Иммельман и Бёльке, были героями Германии того времени. Амбициозный Геринг в июне 1915 года также начал обучение пилотированию во Фрайбурге. Он освоил полет с самого начала и прошел его без проблем. В октябре 1915 года он был назначен в Jagdstaffel 5, группу двухмоторных истребителей, развернутую на Западном фронте. После трех недель полетов Геринг столкнулся с новыми британскими бомбардировщиками Handley Page. Геринг хотел атаковать бомбардировщики, но, казалось, забыл, что колоссальные самолеты всегда защищены группой истребителей. Там, где остальная часть его группы уже отступила, Герингу пришлось в одиночку противостоять группе истребителей Sopwith. Геринг был обстрелян с нескольких сторон, и его крылья, как и бензобак, были пробиты пулями. Сам он также был ранен несколькими пулями и ненадолго потерял сознание. Когда он пришел в себя, он направил свой самолет на немецкую территорию и совершил аварийную посадку возле больницы скорой помощи. Его немедленно прооперировали, а после операции перевели в госпиталь, расположенный дальше за линией фронта. Геринг оставался там на излечении в течение нескольких месяцев, после чего летом 1916 года был отправлен домой. В этот период он обручился с Марианной Маузер.

3 ноября 1916 года Геринг снова явился на службу и был назначен в Jagdstaffel 26, командиром которого был Лоерзер. Геринг был довольно успешным пилотом, и к 1917 году он уже сбил несколько самолетов и, помимо Железного креста, захватил две медали. Благодаря своим достижениям он был назначен командиром новой эскадрильи Jagdstaffel 27, которая вместе с подразделением Лоерцера базировалась в Изегеме. Тем временем союзники также начали вооружаться все лучше и лучше и получали поддержку от ВВС США. Это изменило баланс в воздушной войне.

Геринг был успешным командиром эскадрильи. Полученная им военная подготовка хорошо помогала ему в административной и стратегической части его работы; он руководил своим подразделением карательно и эффективно. Хотя его пилоты не всегда соглашались с его политикой, они заметили ее эффект во время боя. Возглавляя Ягдштаффель 27, Геринг настолько преуспел, что был удостоен высшей немецкой награды того времени — Pour le Mérite. Обычно эта награда присуждалась только тем пилотам, которые сбили более двадцати пяти самолетов противника, но Геринг на тот момент сбил только 15. Награда была вручена ему лично кайзером в Берлине.

Вскоре после его возвращения в июне 1917 года немцы объединили несколько эскадрилий в так называемые Jagdgeschwaders. Самым известным ягдгешвадером был ягдгешвадер 1, которым командовал Манфред фон Рихтхофен. Красный барон», как называли фон Рихтгофена, сбил в общей сложности восемьдесят самолетов противника, прежде чем был сбит сам. Командование перешло к Вильгельму Райнхарду.

3 июля 1918 года несколько командиров эскадрилий были собраны в Берлин-Адлерсхофе для испытания новой серии истребителей. Геринг на самолете Dornier D.I совершил несколько акробатических упражнений в воздухе, а затем снова приземлился. Затем Райнхард тоже захотел совершить пробный полет. Он поднялся в воздух почти вертикально после взлета. Из-за давления опора верхнего крыла сломалась, и верхнее крыло оторвалось. Самолет разбился, и Райнхард мгновенно погиб.

Jagdgeschwader 1, также известный как Jagdgeschwader Richthofen 1 после смерти фон Рихтхофена, снова потерял своего командира. 4 июля Эрнст Удет был временно назначен командиром подразделения, но через день это решение было отменено. 7 июля бойцам подразделения сообщили, что новым командиром стал Герман Геринг.

Начало работы Геринга в новом подразделении было трудным, отчасти из-за того, что люди поначалу были в ужасе от того, что выбрали чужака. Геринг жаловался в штаб, что им приходится подниматься в воздух по пять раз в день, и что ни люди, ни машины не в состоянии поддерживать такой темп. Между тем, он сообщил командирам нескольких эскадрилий, что дисциплину необходимо ужесточить. В глазах Геринга немецкие командиры были скорее конкурентами друг другу, чем коллегами. Он решил, что в следующем полете командиры будут летать под его командованием, а руководство своими эскадрильями передаст второму человеку. После этого полета Jagdgeschwader в большей степени руководствовался командной работой.

К началу августа 1918 года Геринг убедился, что может уйти во временный отпуск, и передал командование Лотару фон Рихтхофену, брату Манфреда фон Рихтхофена. Геринг вернулся в Мюнхен и провел некоторое время со своим крестным отцом. После его возвращения на фронт Первая мировая война приближалась к своей завершающей фазе. У подразделения Геринга вскоре закончилось топливо и пилоты. 7 октября немцы получили предложение о перемирии. Немцы не сразу захотели узнать о перемирии и надеялись, что шансы на войну еще не исчерпаны. Однако на западном фронте немцы были вынуждены повсеместно перейти к обороне. Через несколько дней после этого подразделение Геринга было вынуждено отступить, так как союзники уже переправились через Мёз. Геринг создал свой штаб в Телланкуре, хотя эта местность была непригодна для ведения боевых действий. Летать было практически невозможно, и было выполнено всего несколько полетов. 9 ноября Геринг получил приказ, что все самолеты должны оставаться на земле. Через день Геринг получил приказ сдаться вместе со своим подразделением ближайшему подразделению союзников. Геринг, вопреки всем приказам, отступил со своим подразделением в Дармштадт. Пять человек должны были добровольно вылететь в Страсбург и уничтожить там самолет, а затем сдаться французам. Тем временем остальная часть подразделения отправилась в Германию. Прибыв в Германию, все пилоты намеренно разбили свои самолеты. Вскоре после этого подразделение было официально расформировано. Геринг пробыл в Берлине с Удетом некоторое время, прежде чем отправиться в Мюнхен.

В декабре 1918 года, после прибытия в Мюнхен, стало ясно, что многое изменилось с момента его последнего визита в город в августе 1918 года. Например, король Баварии Людовик III был свергнут с престола во время Баварской революции, и власть захватил Курт Эйснер. Однако правительству Эйснера вскоре пришел конец, и в январе 1919 года социалисты выиграли выборы в столице Баварии и приготовились взять власть в свои руки.

Социалистическая партия обещала предложить работу вернувшимся солдатам, но для Геринга идеи партии не совпадали с его собственными. В начале 1919 года Геринг вступил в один из Свободных корпусов, которые теперь возникали по всей Германии. Эти Свободные корпуса состояли из бывших офицеров, унтер-офицеров и профессиональных солдат. Когда 21 февраля на Эйснера было совершено покушение, социалисты привлекли к суду нескольких членов вольного корпуса, студенческих групп и Thule-Gesellschaft (членами которого были Рудольф Гесс и Альфред Розенберг). Многие были приговорены к смерти, и Геринг также подозревал, что он находится в списке смертников. Поэтому он решил скрываться вместе с Фрэнком Бомонтом, капитаном RAF. Бомонт позволил Герингу покинуть Мюнхен и присоединиться к свободному корпусу, отправленному на юг из Берлина. Этот свободный корпус собрался в пригороде Дахау и поставил своей целью уничтожить мюнхенскую коммуну. Через несколько дней после прибытия Геринга началось наступление, и в течение нескольких дней вся оппозиция была подавлена, а основные опорные пункты «красных» уничтожены. Свободный корпус прошел парадным шагом по Людвигштрассе до центра города. Затем начались их рейды против социалистов.

Однако Геринг не дождался битвы и чисток и был глубоко разочарован в немецком народе. Он хотел уйти от происходящего братоубийства. Однако у него не было денег, чтобы уехать в другую страну. Он надеялся вступить в рейхсвер, но этого тоже не произошло. Военно-воздушные силы были запрещены союзниками, поэтому о карьере офицера ВВС также не могло быть и речи.

Однако союзники не запретили самолетостроение, и ряд производителей продолжали работать, причем большинство из них работали на внешний рынок. Одним из таких производителей был Энтони Фоккер, который также имел завод в Амстердаме. Геринг и Фоккер познакомились во время Первой мировой войны, и немец был одним из лучших демонстраторов новых самолетов Фоккера. Поэтому Фоккер попросил Геринга продемонстрировать новую коммерческую модель, Fokker F.VII, в Дании. Характеристики Геринга были настолько впечатляющими, что компания Fokker решила одолжить Герингу самолет на постоянной основе, надеясь, что искусство Геринга убедит потенциальных покупателей.

Швеция

Геринг совершил турне по Дании и Швеции на своем самолете, неизменно объявляя себя во время выступлений командиром Jagdgeschwader Richthofen 1. Он также делал вид, что самолет, на котором он летал, был тем же самым, на котором он летал во время войны. Геринг был особенно популярен в Швеции и регулярно появлялся в средствах массовой информации. Однако бывший пилот Люфтваффе понимал, что его нынешняя работа временная и опасная. Ему приходилось выполнять все более опасные трюки, чтобы держать толпу в восторге. Однажды это уже стоило ему шасси. Поэтому он решил искать работу в гражданской авиации в Швеции. В конце концов, он все еще был разочарован ситуацией в Германии и не собирался возвращаться. В компании Svensk-Lufttrafik ему сообщили, что его кандидатура одобрена, и он был внесен в список ожидания в ожидании вакансии.

В тот период, когда он ждал вакансии, произошло нечто, изменившее всю его жизнь. Сезон для трюковых полетов закончился, поэтому Геринг часто использовал свой самолет в качестве воздушного такси. Таким образом он зарабатывал немного больше. Зимой 1920 года погода была очень плохой, и большинство людей решили использовать старомодные способы передвижения. Однако граф Эрик фон Розен, который опоздал на поезд и рассчитывал быстро добраться из Стокгольма домой в Рокельсту, отважился на путешествие на самолете в суровую зимнюю погоду. Фон Розен решил, что его доставят домой на самолете Геринга. После долгого путешествия, где они несколько раз сбивались с пути, в конце дня они прибыли в средневековый замок фон Розена. Герингу разрешили остаться на ночь, и во время своего пребывания там он познакомился с Карин фон Канцов, сестрой хозяйки замка.

Фон Кантцов вышла замуж за капитана Нильса фон Кантцова десятью годами ранее. Вместе у них был один ребенок, Томас. Во время пребывания Геринга в замке между Герингом и Карин фон Кантцов завязались отношения. Мать Германа Геринга была против их отношений, хотя у нее самой была внебрачная связь с Германом Эпенштейном. Вскоре после этого Геринг предложил ей выйти за него замуж, но она отказалась, так как знала, что ее муж не примет развод. Более того, Нильс фон Канцов указал жене на то, что у Геринга нет постоянной работы и лишь небольшой доход. Он будет ждать, пока роман не закончится. Однако Карин фон Канцов и Герман Геринг продолжали часто встречаться и некоторое время жили вместе в одной квартире. Нильс фон Канцов продолжал посылать Карин деньги, чтобы обеспечить ее благополучие.

В 1921 году Геринг решил покинуть Швецию, так как больше не мог найти работу. В то же время, таким образом, он подвергает любовь Карин испытанию. Геринг понимал, что получить работу за границей будет не намного легче, поскольку у него не было образования. Поэтому Карин решила водить Геринга по художественным магазинам и музеям. Это пробудило в нем энтузиазм к искусству, которое однажды станет всепоглощающей страстью всей его жизни. В то же время Геринг снова заинтересовался Германией и читал газеты из Берлина и Мюнхена, чтобы быть в курсе ситуации. Он также узнал, что получил стипендию для изучения истории и политологии в Мюнхенском университете. Затем Геринг как можно скорее уехал в Германию, но Карин осталась в Швеции и собиралась последовать за ним, когда он купит дом. Однако уже через месяц Геринг получил телеграмму о том, что она направляется в Мюнхен.

Вскоре Карин вернулась в Швецию, чтобы уладить дело о разводе. Нильс фон Канцов даже был готов назначить ей алименты и разрешил свободно навещать сына. После эмоционального прощания она вернулась в Германию. Карин фон Канцов вышла замуж за Германа Вильгельма Геринга в мэрии Мюнхена 3 февраля 1923 года.

Штурмовые отряды и пивоваренные заводы

Когда Геринг вернулся в Мюнхен из Швеции, мир в Баварии и ее столице уже немного восстановился. Коммунистическое восстание было подавлено, и последовавшие за ним правые репрессии закончились. Большинство ветеранов войны, включая Геринга, и студентов считали, что Германия не была побеждена, а была атакована в спину, так называемая легенда об ударе кинжалом. Было создано несколько националистических партий, многие из которых после недолгого существования вновь исчезли.

Три хорошо организованные патриотические группы теперь создавали частную армию: националисты, которые были настроены против левых, но выступали за постепенное сближение. Центр якобы сотрудничает с нынешним правительством, но уже некоторое время работает над его падением. Третьей группой этих патриотических партий были национал-социалисты — боевая группа с крайне правыми и расистскими взглядами, в которую входили Национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП) и ее сторонники.

Последняя группа, национал-социалисты, была одной из немногих групп того времени, которая превратила бессвязное собрание единомышленников в политическую организацию, управляемую карательными мерами. Главными направлениями деятельности нацистов были изгнание «ноябрьских преступников», привлечение народа к партии для создания гордой и национальной Германии и разрыв Версальского договора, силой или иным способом. Зимой 1922 года во время демонстрации против Версальского договора Герман Геринг познакомился с лидером НСДАП Адольфом Гитлером. Встреча с Гитлером произвела на Геринга большое впечатление, и для Гитлера Геринг стал тем героем Первой мировой войны, который был ему нужен. Бывший командир Jagdgeschwader Richthofen 1 был отличным инструментом пропаганды нацистской партии. Кроме того, Гитлер считал, что опыт и ум Геринга могут многое значить для НСДАП. Поэтому неудивительно, что Геринг вступил в эту организацию. Вскоре Гитлер назначил его командиром Штурмового отряда (Sturmabteilung, SA), из которого он должен был в короткое время создать сильную частную армию. После назначения Геринга в СА не хватало дисциплины, сплоченности и напора. Военное прошлое Геринга придало бы СА тот дух корпуса, в котором она нуждалась.

Геринг попросил двухмесячную отсрочку после просьбы Гитлера стать командиром СА. Это произошло потому, что сначала он хотел уладить некоторые личные дела, в том числе жениться на Карин 3 февраля 1923 года. Через два месяца он перешел на работу в качестве руководителя военизированной организации. Поначалу Геринг приложил немало усилий, чтобы придать этому собранию людей правильный дух корпуса и соответствующую подготовку. Вскоре нерегулируемые банды, которые раньше выполняли функции охраны на партийных митингах, превратились в слаженные, эффективные группы. Кроме того, Геринг создавал группы для постоянной защиты Гитлера и его сторонников от нападений «красных»; в то же время Геринг считал, что хорошим планом будет срыв собраний коммунистов и социалистов. Еженедельно организовывались марши, а всем членам выдавалась униформа от Hugo Boss, которая выглядела следующим образом: кепка с отворотом, коричневая рубашка, бриджи для верховой езды и ботинки. Вокруг руки они носили ленту с эмблемой нацистов — свастикой. Несмотря на профессионализацию, которую осуществил Геринг, СА еще не были достаточно сильны, чтобы устроить переворот. Его численность составляла около 11 000 человек, а количество орудий было ограничено.

1 мая 1923 года СА провела свою первую крупную акцию. В этот день мюнхенские социалисты провели свою традиционную встречу. Геринг собрал членов Штурмабтейлунга и вместе с Гитлером устроил крупную контрдемонстрацию. Одетый в военную форму, Геринг возглавит демонстрацию против социалистов, а также против унижений последнего времени, включая французскую оккупацию Рура. Контрдемонстрация закончилась болезненной, но поучительной конфронтацией с властями. Отто фон Лоссов, командующий рейхсвером в Баварии, пригрозил жесткими мерами в случае продолжения демонстрации.

Гитлер решил отменить демонстрацию, хотя это было против желания Геринга. Затем Гитлер взял отпуск; он уехал в горы, чтобы восстановить силы. Вскоре Гитлер вернулся, и тем летом было проведено несколько партийных конференций. Во время этих конференций, которые часто проходили на вилле Геринга в Мюнхене, нацистские лидеры пришли к выводу, что пришло время захватить власть. Они также согласились, что смогут добиться этого только при поддержке полиции и армии. Чтобы получить эту поддержку, им нужно было победить фон Лоссова. Хотя он «отказался» от нацистов 1 мая, нацисты снова обратились к нему, так как были уверены, что он будет сотрудничать. Фон Лоссов отклонил предложение — будущую должность рейхсминистра по вооружениям. Он не присоединился к заговору.

Тем не менее, Геринг и Гитлер были уверены, что фон Лоссов и рейхсвер будут смотреть в другую сторону в случае вооруженного восстания. Учитывая это, нацистские лидеры приступили к реальной подготовке. Геринг в основном отвечал за подготовку СА. Он должен был обеспечить достаточное количество оружия, а дух корпуса должен был быть хорошим. В частном порядке дела у Геринга в этот период шли не лучшим образом. Здоровье Карин ухудшилось. Однако для Геринга это не стало тормозом в его деятельности на благо партии.

Тем временем новое правительство в Берлине объявило, что сопротивление в Руре должно быть прекращено, так как французы угрожали репрессиями. И нацисты, и антиберлинское правительство Баварии бурно протестовали. Поскольку правительство Баварии теперь ожидало восстания националистов, оно назначило Густава фон Кара генеральным государственным комиссаром, наделенным всеми полномочиями для поддержания порядка. Сепаратистское движение фон Кара получило благословение фон Лоссова, и 8 ноября состоялась важная встреча между фон Каром, фон Лоссовом и Гансом фон Зайссером, командующим баварской полицией. На этой встрече обсуждались способы свержения правительства в Берлине.

Нацисты решили использовать эту возможность для переворота. Вечером 8 ноября Герман Геринг нанес последний визит больному Карину перед подготовкой к перевороту. Гитлер уговорил полицейского, после чего они освободили многолюдную улицу. Гитлер вместе с другими нацистскими лидерами, включая Рудольфа Гесса, вошел в «Бюргербройкеллер». В это же время грузовики с офицерами СА, включая Геринга, прибыли на площадку перед пивным погребом. Полиция не отреагировала на появление, оставив штурмовиков свободными для входа. После этого присутствовавшие полицейские сообщили, что из-за штальхельменов они думали, что это обычные солдаты Рейхсвера.

Вскоре нацисты захватили пивной погреб, а лидеры собрания, фон Кар, фон Лоссов и фон Зайссер, были схвачены и принуждены к сотрудничеству с переворотом. Для этого Гитлеру понадобилась поддержка генерала Первой мировой войны Эриха Людендорфа. Герингу было поручено успокоить и сохранить спокойствие присутствующих в пивном погребе. Фон Кахр, фон Лоссов и фон Зайссер решили сотрудничать и сообщить об этом всем присутствующим. Вскоре фон Кар, фон Лоссов и фон Зайссер были освобождены по просьбе Людендорфа, так как они дали слово как солдаты. Вскоре после освобождения они отказались от своих обязательств, и был отдан приказ остановить нацистов.

Затем нацисты покинули пивной погреб и сформировали колонну на площади. После сигнала колонна пришла в движение, впереди шли лидеры: Людендорф в центре, Гитлер справа от него, Геринг слева, затем Ульрих Граф, Макс фон Шойбнер-Рихтер и адъютант Людендорфа Ганс Штрек.

Первая проблема вскоре возникла с ландесполицией, которой было приказано преградить проход на Людвигсбрюкке. В то время как Гитлер и Людендорф были уверены, что колонна сможет добраться до места назначения без особых проблем, Герман Геринг опасался позиции рейхвера. С баварской ландесполицией он легко справился с ними. Когда колонна остановилась, Геринг вышел вперед и поговорил с командиром подразделения на мосту Георгом Кёфлером. Он указал на группу министров и полицейских командиров, которых они захватили накануне вечером, и пригрозил застрелить заложников, если полиция откроет огонь. Полиция отступила, и нацисты смогли перейти через мост в город. Нацисты были положительно встречены жителями Мюнхена и быстро продвигались по Резиденцштрассе. Узкая улица заканчивалась на Одеонсплац, открытой площади. Там дорогу перекрыл второй отряд полиции. Ульрих Граф получил приказ бежать вперед, чтобы сообщить командиру о приближении Людендорфа и Гитлера. Однако командир, Михаэль Фрайхерр фон Годин, получил приказ любой ценой препятствовать проходу нацистов. Когда колонна приблизилась, она открыла огонь. Неясно, кто сделал первый выстрел, предположительно это был человек из СА. Шойбнер-Рихтер был сражен пулей и упал замертво на глазах у Гитлера, который в свою очередь споткнулся о тело. Геринг тут же упал, но внезапно почувствовал жгучую боль в бедре и упал на улице. Нацисты открыли короткий ответный огонь, но вскоре национал-социалисты отступили на безопасную территорию. Только Людендорф и его адъютант Штрек продолжали свой марш. Полагая, что в него никто не будет стрелять, он побежал прямо в полицию, которая взяла его под стражу.

Геринга, который сильно истекал кровью из-за пули, попавшей ему в пах и бедро, несколько офицеров СА внесли в дом торговца мебелью. Хозяйка дома, Илзе Баллин, и ее сестра приобрели некоторый опыт работы медсестрой во время Первой мировой войны. Они немедленно сняли с Геринга бриджи для верховой езды, очистили рану, насколько это было возможно, и остановили кровь. По иронии судьбы, Баллины были евреями и знали, кем был Геринг и как его партия относилась к ним. Кроме того, они знали, что Геринг находится в розыске, но, тем не менее, старались заботиться о нем как можно лучше. По просьбе Геринга они связались с Альвином Риттером, сторонником нацистов, который работал в клинике в центре города. Позже вечером Геринга отвезли в клинику, где ему промыли раны. Во время Хрустальной ночи семья Баллин была схвачена и заключена в концентрационный лагерь. Геринг позаботился о том, чтобы они были освобождены в то время.

Беженец

Правительство начало облаву на участников путча, и Герингу нужно было как можно скорее помочь покинуть страну. Некоторым офицерам СА удалось тайно вывезти его из Мюнхена на следующий день после путча. Он временно поселился у друзей Карин в Гармиш-Партенкирхене. Он пробыл там два дня, но затем был вынужден уехать, так как в городе стало известно, что там скрывается Герман Геринг. 13 ноября 1923 года Карин и Геринг попытались пересечь границу с Австрией. Однако на границе они были арестованы полицией и доставлены обратно в Гармиш-Партенкирхен. Геринга отвезли обратно в охраняемую полицией больницу и забрали его паспорт. Однако в больнице несколько нацистских полицейских и переодетых офицеров СА подготовили для него фальшивый паспорт и разработали план побега. Через несколько часов Геринг все же пересек границу Австрии, где его госпитализировали в больницу Инсбрука. Рана восстанавливалась медленно, он страдал от мучительных болей, и ему ежедневно делали инъекции морфия. К Рождеству 1923 года Герингу, наконец, разрешили покинуть больницу, но еще некоторое время ему приходилось ходить на костылях. Тем временем правительство фон Кара готовилось к суду над Гитлером и Людендорфом. Адвокат Гитлера уже несколько раз посещал Геринга, чтобы поговорить с ним и получить помощь для защиты. После того как Рудольф Гесс, который также бежал в Австрию, сдался немецким властям, Геринг почувствовал острую необходимость сделать то же самое. Однако по просьбе Гитлера, который поддерживал связь с Герингом в тюрьме через контрабандистов, он остался скрываться в Австрии. Он остановился в замке своего крестного отца Германа Эпенштейна Burg Mauterndorf в Маутерндорфе.

Несмотря на неудачные попытки нацистов захватить власть, нацисты продолжали набирать популярность в Германии. В некоторых местах они были крупнейшей партией после социал-демократов и сумели завоевать несколько мест в Рейхстаге. Несмотря на разочарование, что Геринг не смог присутствовать на этом мероприятии, эти доклады пошли ему на пользу. Все еще получая морфий для обезболивания, он часто перемещался между Инсбруком, Веной и Зальцбургом, чтобы встретиться с различными нацистами, приехавшими из Германии. После выборов партийная казна была пуста, но деньги были нужны для суда над Гитлером и Людендорфом. Многие адвокаты предлагали свои услуги бесплатно, но нацисты хотели сделать пропаганду и привлечь людей на свою сторону во время суда. Геринга попросили обратиться к богатым австрийцам, особенно к тем, кто имел интересы в немецком бизнесе. Однако австрийское правительство ничего не почувствовало, когда австрийские деньги пошли на пользу иностранной партии. Вскоре Геринга посетили следователи и настоятельно рекомендовали ему покинуть страну, как только он поправится, и вернуться в Германию. Сначала Геринг ждал суда над Гитлером, который начался 23 февраля 1924 года и продолжался более месяца, а затем хотел решить, вернуться ли ему в Германию или уехать в Швецию через Италию. Поскольку вскоре стало ясно, что Геринг не получил политической амнистии, Геринги решили не возвращаться в Германию. После вынесения приговора нацистским лидерам, Гитлер и Гесс были приговорены к пяти годам тюремного заключения, у Геринга произошел сбой в здоровье. Его нога внезапно снова разболелась, и он страдал от депрессии. Герингам нужны были деньги для поездки в Швецию через Италию. Карин решил, что Геринг должен остаться в госпитале и что там его рана должна быть повторно осмотрена. Она сама, хотя тоже была в розыске, в середине апреля вернулась в Мюнхен, чтобы собрать деньги на их поездку. Это удалось частично благодаря продаже автомобиля Герингов, с которого теперь был снят арест.

После возвращения Карин, Геринг уже лучше держался на ногах, и вскоре они отправились в Италию. 4 мая 1924 года они прибыли в Венецию, откуда отправились в Рим. Там Геринг встретился с новым итальянским диктатором Бенито Муссолини, но беседа не помогла бежавшему нацисту. Тем временем Геринг становился все толще и толще и пристрастился к морфию. У Карин также ухудшилось здоровье, и ей часто приходилось лежать в постели по несколько дней подряд. Если они все еще хотели уехать в Швецию, они должны были сделать это быстро. У них заканчивались сбережения, и они не могли вечно жить на деньги родителей Кэрин. Геринг решил, что партия должна сделать ему пожертвование, но как раз в этот момент вдруг оказалось, что связь между Герингом и партией прервалась. Пока Гитлер находился в плену, руководство взял на себя философ Альфред Розенберг. В прошлом Геринг регулярно критиковал Розенберга, после чего последний почти сразу после своего назначения временным руководителем решил внести Геринга в список неактивных, а позже исключил всех этих «неактивных» из списка членов.

Самому Герингу вернуться в Германию было невозможно, а письма, которые он писал в партию, не получали ответа. Карин, несмотря на болезнь, пришлось вернуться в Мюнхен, чтобы проконтролировать ситуацию и получить деньги на поездку в Швецию. Тем временем Адольф Гитлер также вернулся из тюрьмы, и после некоторых обходных путей Карин встретилась с ним. Гитлер был ошеломлен тем, что Геринга больше нет в списке членов организации, и немедленно восстановил его. Он также дал Кэрин кучу денег на их поездку в Швецию. В течение месяца, через Австрию, Чехословакию и Польшу, Геринги прибыли в Швецию.

Вскоре после прибытия здоровье Карин продолжало ухудшаться. Геринг же пытался избавиться от морфинной зависимости в Швеции. Он ограничил количество инъекций до двух в день. Однако он не смог найти работу в стране и вскоре захотел вернуться в Германию. Однако его связи с партией были полностью разорваны, и все, что он узнал о нацистах, было почерпнуто из антинацистских шведских газет. Вскоре количество инъекций морфия снова увеличилось до шести в день. Семья Карин отправила Геринга на реабилитацию, которую он с радостью прошел. В конце концов, он также знал, что его зависимость в конечном итоге убьет его. С самого начала количество морфия в этой клинике резко сократилось, после чего Геринг напал на медсестру. Затем на него надели смирительную рубашку, осмотрели врачи, которые признали его невменяемым и отвезли в психиатрическую лечебницу Långbro sjukhus. После трех месяцев полного лишения морфия Геринг был отлучен от него. Он вернулся домой, но когда обнаружил, что Карин стала еще более больной и его снова не ждет работа, он снова стал зависимым. Он вернулся в психушку и через два месяца снова вышел из реабилитационного центра. Геринг больше никогда не будет использовать морфий. Когда летом 1926 года он вернулся домой и присоединился к больной жене, ему все больше хотелось вернуться в Германию. Однако он все еще не был амнистирован и поэтому должен был ждать в Швеции, прежде чем вернуться в Германию.

Осенью 1927 года в Танненберге, Восточная Пруссия, состоялась масштабная демонстрация. После демонстрации президент Пауль фон Гинденбург выступил с речью, которая ознаменовала первый шаг к амнистии политических деятелей в изгнании. Вскоре после демонстрации правые партии подали петицию с требованием объявить амнистию и освободить политических заключенных. Петицию поддержал враг правых партий — коммунисты, так как в этой партии тоже было много заключенных. Вскоре после этого Геринг вернулся в Германию, сначала без Карин, которая была слишком больна для поездки.

Восстание нацистов

По возвращении он не был принят как бывший герой. Партия и ее лидеры значительно изменились, и Гитлер решил, что НСДАП должна прийти к власти политическим путем. После переговоров с Гитлером Герингу сказали, что сначала он должен найти работу в бизнесе и вернуться в партию. Поэтому Геринг начал искать работу. Помимо прочего, он работал представителем компании Bayerische Motoren Werke (BMW). Когда Карин выздоровел и вернулся весной 1928 года, Гитлер также проявил новый интерес к Герингу, чтобы вернуть его в руководство партии.

Интерес Гитлера погладил самолюбие Геринга. Он перебрал все влиятельные связи, которые были известны ему во время и после войны, и использовал их в своих целях. Например, он использовал автомобиль Пауля Кёрнера и сам служил Кёрнеру в качестве водителя. Бруно Лерцер был женат на богатой женщине, и она оплачивала обеды для потенциальных покупателей двигателей BMW. Он также использовал принца Филиппа Гессен-Кассельского в качестве приманки для клиентов. Кроме того, Геринг пополнял партийную казну, пригревая для НСДАП бизнесменов из Krupp, BMW и Heinkel. Он почти полностью восстановился, и в том опьянении, в котором он находился, Карин тоже расцвела. Благодаря его хорошей работе в деловом мире и с ним, а также восстановленному доверию Гитлера, последний решил включить его в список для участия в предстоящих выборах. Место в рейхстаге принесло бы Герингу хорошую, стабильную зарплату, и, таким образом, он бы одним махом вернулся в высшие круги партии.

Кампания Геринга в Берлине была короткой, но шумной. Если раньше он спокойно выступал перед толпой и хорошо убеждал ее, то эта избирательная кампания была совершенно другой. Последующий кризис в Германии сделал население беспокойным, и нацисты воспользовались этим. Геринг прекрасно знал, как возбудить толпу, и оскорблял своих противников. Выборы прошли бурно, с большим количеством погибших и раненых. Выборы закончились поражением нацистов. Социал-демократы и коммунисты вместе получили целых 207 из 608 мест в Рейхстаге. Нацисты получили только 810 000 голосов, или 12 мест. Однако Геринг был одним из 12 нацистов, занявших места в Рейхстаге. Для Геринга результат оказался весьма благоприятным. Вместе с остальными 11, включая Йозефа Геббельса и Грегора Штрассера, он стал одним из главных членов партии.

После этого у Геринга начался напряженный период. Он переехал в Берлин и получил постоянную работу. Также проводилось много партийных собраний, и Геринг выступал в качестве главного оратора партии после Гитлера. Его зарплаты в восемьсот марок в месяц плюс расходы было более чем достаточно для жизни. В свою очередь, Геринг должен был объехать все регионы страны, чтобы обратиться к народу и завоевать сторонников НСДАП. Кроме того, деньги поступали из различных других источников. Фриц Тиссен, промышленник, также давал семье Геринга деньги и, благодаря положению Геринга в Рейхстаге, оказывал ему большее влияние на деловые вопросы. Кроме того, Геринг заключил выгодную сделку с Эрхардом Мильхом из компании Lufthansa; он собирался зарабатывать там тысячу марок в месяц.

Теперь, когда Геринг находился в рейхстаге, его обязанностью было вместе с Геббельсом и другими представителями партии как можно чаще организовывать дела, способствующие нарушению государственной системы. Вначале Геринг сосредоточился в основном на том, что больше средств должно пойти на гражданскую авиацию. Со временем, по мнению Геринга, это позволит Германии восстановить военно-воздушные силы. Он оставил нацистский радикализм таким людям, как Геббельс, а сам сосредоточился на социальном классе, к которому причислял себя. Именно поэтому Гитлер хотел видеть его в Рейхстаге: Действия Геринга указывали на то, что НСДАП была политически корректной партией.

В период выборов 1930 года нацистам пришлось столкнуться с первой настоящей внутренней борьбой за власть. Отто Штрассер, вопреки приказу Гитлера, поддержал забастовку и сделал несколько негативных комментариев о партии и Гитлере. Он был исключен из партии Гитлером после неоднократных настояний Геринга и Геббельса и основал отколовшуюся партию под названием «Шварцевый фронт». Геринга беспокоил не столько Штрассер, сколько Эрнст Рём, вернувшийся из Боливии. Рём принял командование Штурмабтейлунгом, который к тому времени насчитывал 100 000 человек. Геринг опасался, что со временем СА также отделится или будет использована Рёмом для захвата власти в партии. Однако Гитлеру нужны были СА, чтобы сделать силу партии в государстве весьма заметной. Геринг хотел, чтобы он восстановил контроль над СА, чтобы внедрить дисциплину, которую хотел Гитлер. Гитлер отказался, вероятно, потому, что в противном случае Геринг получил бы слишком большую власть. В партии возникла дополнительная напряженность в связи с выборами. Среди СА было недовольство. В преддверии выборов члены СА много работали для партии, и лидер СА в Пруссии и Восточной Пруссии Вальтер Стеннес потребовал, чтобы члены СА получали больше денег от партии. Более того, он был согласен с Отто Штрассером в том, что насильственное восстание может привести нацистов к власти. Однако Стеннес оставался верен партии, но среди рядовых членов СА бытовало мнение, что некоторые высокопоставленные нацисты, включая Розенберга и Геббельса, вели ленивый образ жизни. Геринг, отчасти благодаря своему прошлому, держался подальше от опасности и по-прежнему пользовался огромной популярностью среди СА.

Тем временем Геринг был занят организацией избирательной кампании. Он ездил по всей стране, выступая перед группами людей. Предвыборная кампания нацистов, отчасти благодаря ситуации, связанной с мировым кризисом, на этот раз была успешной. 14 сентября состоялись выборы в Рейхстаг, и после подсчета голосов выяснилось, что 6 409 600 человек проголосовали за нацистов. Это дало сто семь мест, сделав партию второй по величине в стране. Это фактически положило начало политическому восхождению НСДАП в Германии. Теперь нацисты должны были сосредоточиться на двух целях: одной из них было привлечение растущего числа безработных, появившихся после биржевого краха в США, а другой — привлечение банкиров, включая Хьялмара Шахта, и промышленников, которые еще не были связаны с нацистами. Последние были теми людьми, к которым Геринг должен был завоевать доверие. Как лидер партии, Гитлер теперь был вынужден вступать в опрятно одетые беседы с банкирами. Благодаря вмешательству Геринга, в начале 1931 года он и Геринг встретились с Шахтом. Его присоединение к нацистам стало важным шагом для национал-социалистов. Он был опытным экономистом и хорошо понимал политические возможности. Сила убеждения Геринга стала решающим фактором для Шахта на этой встрече.

1931 год был тяжелым во всем мире, но Германия пострадала от кризиса особенно сильно. Для НСДАП кризис был средством пропаганды, и она часто играла на бедной ситуации, в которой находились многие люди в то время. Каждый шаг партии и Геринга вперед был омрачен серьезными проблемами со здоровьем Карин. Весной 1931 года она часто часами лежала в постели в состоянии комы, и врач сказал, что ее уже не спасти и она скоро умрет. Для Геринга, который теперь находился под постоянным давлением как лидер оппозиции, наступали тяжелые времена. Хотя Геринг был протестантом, в это время Гитлер попросил его отправиться в Рим, чтобы убедить Ватикан в добрых намерениях нацистов. Он сообщил, что в случае прихода к власти нацистов позиция церкви не изменится. В свою очередь, он сказал, что высшие чины церкви не должны вмешиваться в политические дела.

После его возвращения борьба в Рейхстаге становилась все более ожесточенной. Коалиция социал-демократов должна была быть разрушена. Чтобы ускорить этот процесс, Геринг вывел нацистских делегатов из Рейхстага в феврале 1931 года, и они вернулись обратно только в сентябре 1931 года. Геринг пытался заключить союз с генералом Куртом фон Шляйхером, чтобы сформировать коалицию. Он также сумел организовать встречу в октябре 1931 года между Гитлером и Гинденбургом, которые не были благосклонны друг к другу на личном уровне. Для Геринга это было тяжелое психологическое время. Из-за встречи Гитлера и Гинденбурга, на которой он сам должен был присутствовать, ему пришлось вернуться из Швеции, где его жена лежала в постели смертельно больной. Несколькими днями ранее Кэрин присутствовала на похоронах своей матери. 17 октября 1931 года Геринг получил из Швеции известие о смерти своей жены. Он немедленно вернулся в Швецию и обнаружил тело Карин, лежащее в маленькой садовой часовне семейной резиденции. Он присутствовал на похоронах жены, а сразу после этого снова уехал в Германию и с головой окунулся в подготовку к выборам, которые состоялись в 1932 году.

Победа на выборах

1932 год был чрезвычайно важным для нацистов. Кризис ощущался в стране как никогда остро, поэтому были проведены выборы в Рейхстаг и на пост президента. В марте и апреле состоялись очередные президентские выборы, на которых Гитлер был одним из кандидатов. Позже в том же году, в июле и ноябре, состоялись выборы в Рейхстаг. Геринг, который много работал для партии, чтобы преодолеть свое горе, много работал во время избирательной кампании. Он объехал всю Германию, выступая с речами, чтобы завоевать голоса для предстоящих выборов. Нацистская кампания была успешной. Хотя Пауль фон Гинденбург значительно опережал своего соперника Гитлера, 11 миллионов человек все же проголосовали за Гитлера в первом туре выборов. Во втором туре Гитлер набрал еще два миллиона голосов, доведя общее число нацистских избирателей до 13 миллионов. Социал-демократы опасались, что нацисты планируют новый переворот с помощью СА, и 13 апреля СА были запрещены. За кулисами Герингу удалось уговорить Курта фон Шляйхера заставить Генриха Брюнинга, канцлера, уйти в отставку. На встрече Франца фон Папена, Гитлера и Геринга фон Папен был выдвинут в качестве нового канцлера при условии, что запрет на деятельность СА будет снят. Это произошло довольно скоро после назначения фон Папена в июне 1932 года.

Во главе с Герингом нацисты начали кампанию по выборам в Рейхстаг. Если на президентских выборах популярный фон Гинденбург отнял много голосов у Гитлера, то на выборах в Рейхстаг национал-социалисты шли к победе. На выборах в июле партия получила 230 мест, что составило почти абсолютное большинство. Фон Гинденбург отказался принять Гитлера на должность министра, но лидер НСДАП знал, что канцлерство находится в пределах досягаемости. Он приказал Герингу как можно скорее избавиться от фон Папена. После первой встречи в августе 1932 года положение Геринга значительно усилилось. Действительно, он набрал достаточно голосов, чтобы стать президентом Рейхстага. Эта позиция позволила ему контролировать все дело и манипулировать им таким образом, что положение фон Папена становилось все более подавляющим. Борьба между Герингом и фон Папеном становилась все более ожесточенной. Единственной целью Геринга было отстранение фон Папена от должности при поддержке Рейхстага, что вынудило фон Гинденбурга искать нового канцлера. Тогда он автоматически оказался бы с Адольфом Гитлером. Фон Папен, в свою очередь, пожаловался фон Гинденбургу на поведение и планы Геринга. Он хотел, чтобы Рейхстаг был распущен, что позволило бы ему действовать свободно, не имея поддержки Рейхстага. Тем временем, из-за повторяющегося поведения Геринга, коммунисты потеряли доверие к фон Папену и выдвинули вотум недоверия. Нацисты поддержали это предложение, после чего вскоре состоялось голосование о том, должен ли фон Папен остаться на своем посту. Еще до голосования фон Папен представил декрет о роспуске. Геринг, однако, проигнорировал его и приступил к голосованию. Это голосование показало, что Геринг выполнил свою задачу с блеском. 513 делегатов, подавляющее большинство, проголосовали против фон Папена. Геринг, как президент Рейхстага, смог признать недействительным приказ о роспуске Рейхстага, поскольку он был подписан человеком, не являвшимся канцлером. Нацистов опередил хитрый фон Папен, который покинул Рейхстаг вместе со своими сторонниками.

Однако фон Гинденбург все равно распустил рейхстаг. Выборы должны были состояться снова в ноябре 1932 года. На этих выборах нацисты потеряли два миллиона голосов и опустились ниже двухсот мест. Геринг снова был избран президентом Рейхстага. Он был убежден, что нацисты должны использовать этот период для захвата полной власти в Германии. Если бы это не удалось, единственным оставшимся вариантом был бы переворот. Геринг очень хотел этого избежать, и ему уже несколько раз приходилось останавливать нацистское руководство. Чтобы предотвратить это, он потратил еще больше времени и даже обратился к сыну фон Гинденбурга, чтобы добиться назначения Гитлера канцлером. Между тем, внутри партии также возникли некоторые трения. Грегор Штрассер, брат погибшего ранее Отто Штрассера, считал, что может стать новым лидером нацистов. Он искал поддержки у фон Шляйхера, но Гитлер узнал о планах Штрассера и вытеснил его из партии. Это также ознаменовало конец союза между НСДАП и фон Шляйхером.

Для Геринга теперь было важно заставить фон Папена вместе с Гитлером снова пойти на политический союз с нацистами. 4 января 1933 года политические лидеры встретились, и фон Папен решил поддержать Гитлера. Измученный фон Гинденбург был убежден фон Папеном назначить Гитлера канцлером, после того как фон Шлейхер, не получив достаточной поддержки в Рейхстаге, ушел в отставку. Позиции Гитлера еще не были настолько сильны, чтобы он мог потребовать, чтобы весь кабинет министров состоял из нацистов. На самом деле все совсем наоборот. Фон Папен решил поддержать нацистов при условии, что он сам станет вице-канцлером, а две трети членов кабинета министров будут состоять из беспартийных. Это означало, что Гитлер мог выбрать в министры только двух членов партии. Гитлер согласился, при условии, что Геринг будет одним из этих двух, и ему были предоставлены посты «министра внутренних дел Пруссии» и «министра без портфеля». Это дало бы нацистам достаточно власти на пути к диктаторскому правлению. Третьим членом кабинета министров нацистов был Вильгельм Фрик. Фон Папен и фон Гинденбург считали, что из-за ограниченного числа членов нацистской партии, они являются главными, а не нацисты.

Период 1933 — 1935 гг.

Вскоре Гитлер и Геринг пришли к выводу, что необходимо действовать быстро. Необходимо было получить большинство в рейхстаге, иначе существовала вероятность того, что Гитлер будет смещен с поста канцлера. На следующий день после назначения Гитлера Рейхстаг был распущен, а выборы назначены на 5 марта 1933 года. В этот момент Геринг был влиятельным человеком в Германии. Помимо должности председателя рейхстага, он занимал еще три поста: в кабинете Гитлера он был министром без портфеля; в рейхе — министром по делам авиации; в могущественной Пруссии — министром внутренних дел. Последний пост был самым важным, так как Геринг контролировал полицию в этом важном государстве. Поскольку Пруссия охватывала большую часть Германии, этот офис был необходим нацистам. Поэтому Геринг внес довольно много изменений в штатное расписание прусской полиции, чтобы гарантировать нацистский контроль над полицией.

Тем временем в жизнь Германа Геринга вошла новая женщина. Актриса Эмми Зоннеманн и Геринг познакомились в 1931 году, и после смерти Карин между ними завязался роман.

Для Геринга и Гитлера вопрос заключался в том, как добиться победы на выборах в марте. Геринг был занят, выступая с речами по всей стране. На вечеринке, организованной Герингом, партийную казну пополнили промышленники.

Коммунисты, а также социал-демократы обнаружили, что полиция не защищает их в случае срыва их собраний. Кроме того, обычной полиции не разрешалось предпринимать враждебные действия против СА, СС и Штальхельма. 22 февраля 1933 года Геринг создал так называемый корпус вспомогательной полиции, состоящий из членов СА и СС. Согласно официальным сообщениям, это произошло потому, что в это опасное время полиция нуждалась в подкреплении. На самом деле, все сводилось к тому, что СА и СС были более фанатичными и жестче подавляли партийные митинги противников. В преддверии выборов Геринг устроил обыск в штаб-квартире коммунистов и сообщил, что найдены документы о подготовке восстания. Он запретил коммунистам проводить дальнейшие партийные митинги. Это сыграло решающую роль в избирательной кампании. Таким образом, он одним махом устранил коммунистов для победы.

27 февраля 1933 года нацисты получили то, что Гитлер назвал «подарком небес». В этот день пожар в Рейхстаге произошел после девяти часов вечера. Геринг поспешно бросился к огню. Во время вспышки войны он работал в министерстве внутренних дел Пруссии. По прибытии Геринга оказалось, что его кабинет уже полностью уничтожен, включая многочисленные воспоминания о Карин и некоторые реликвии. Пока пожар еще бушевал, был арестован двадцатичетырехлетний голландец Маринус ван дер Люббе. Он сразу же признался в поджоге. Оказалось, что он принадлежал к троцкистской группе. Нацисты сразу же подумали о коммунистическом заговоре и нападении на новое правительство. Они были убеждены, что Ван дер Люббе действовал не один. Примечательно, что Геринг получил приказ арестовать коммунистов сразу после прибытия Гитлера, и у него уже были готовы списки имен для этого. Помимо Ван дер Люббе, были арестованы еще три человека, а именно: Георги Димитров, Благой Попов, Василь Танев (все — Болгария). Четвертый, Эрнст Торглер, лидер Коммунистической партии Германии, сдался сам, узнав, что его разыскивают за то, что он последним покинул здание. Суд над ними должен был состояться в сентябре 1933 года, и Геринг хотел устроить шоу, в котором он нанес бы последний удар по имени коммунистов в Германии. Однако это стало первой крупной политической ошибкой в его карьере. Геринг кричал и разглагольствовал на суде против обвиняемых, но Димитров упрекнул его. После этого Геринг держался в стороне от судебного процесса. На этом суде виновным был признан только Ван дер Люббе, так как остальные смогли просто доказать, что в момент пожара они находились в другом месте. Ван дер Люббе был приговорен к смертной казни и обезглавлен 10 января 1934 года.

Пожар в Рейхстаге был встречен с тревогой в Германии и за рубежом. Многие были убеждены, что это была акция самих нацистов с Герингом в качестве организатора. В конце концов, президентский дворец Геринга был соединен с Рейхстагом подземным ходом, и, как говорят, он приказал нескольким людям из СА поджечь Рейхстаг, оставить там Ван дер Люббе с горящим факелом, а самому исчезнуть через подземный ход. Геринг, однако, всегда клялся, что ничего не знал о пожаре. Лерцер заявил 28 февраля 1933 года в беседе с Альбрехтом Фрайгерром фон Фрайберг-Эйзенберг-Альмендинген:

Я не понимаю всей той чепухи, которую люди распространяют о пожаре в Рейхстаге. Мой друг Геринг приказал мне вместе с группой бойцов СА поджечь Рейхстаг.

Генерал Франц Гальдер дал показания под присягой на Нюрнбергском процессе, что Геринг сказал на дне рождения Гитлера 20 апреля 1942 года:

Единственный, кто действительно знает, что произошло в Рейхстаге, — это я, потому что я его поджег.

Геринг отрицал это. Сразу же после пожара Рейхстага бесчисленное количество коммунистов было собрано по всей Германии и помещено в дисциплинарные лагеря, созданные Герингом, предтечей более поздних концентрационных лагерей. Это делало коммунистов бесперспективными на предварительных выборах. На выборах победили нацисты, набрав 43,9% голосов. Нацисты и их союзники получили 340 мест — большинство. Геринг был переизбран президентом Рейхстага. Когда 23 марта 1933 года Гитлер получил диктаторские полномочия на законных основаниях — благодаря Закону о разрешении — ничто больше не мешало абсолютной власти нацистов.

Геринг почувствовал, что давление на его персону немного ослабло, и имел дружескую встречу с фашистом Муссолини, который сказал ему, что ему не нравится крайний антисемитизм нацистов. По возвращении выяснилось, что Геринг занял пост премьер-министра, или комиссара, Пруссии вместо фон Папена, которого уговорили уйти в отставку. 26 апреля 1933 года Геринг переименовал полицию безопасности Германии в «Geheime Staatspolizei», или гестапо. В течение этого времени Эмми Зоннеманн несколько раз убеждала Геринга освободить заключенных из концентрационных лагерей. Так он продолжал делать довольно долго, за что впоследствии получил выговор от Гитлера. Однако по приказу Геринга некоторые лагеря, так называемые «дикие лагеря», созданные СА, были закрыты. Геринг также хотел закрыть лагерь СС в Оснабрюке, но Гиммлер отказал полиции в доступе, и офицеры СС фактически открыли по ним огонь. Геринг был в ярости от Гиммлера и отправился к Гитлеру. Последний решил закрыть лагерь, тем самым предотвратив личную войну между Герингом и Гиммлером, двумя его самыми большими сторонниками. Геринг считал, что концентрационные лагеря не являются ужасными местами, где люди должны подвергаться жестокому обращению, но он приказал руководителям СА и СС, Рёму и Гиммлеру, перевоспитывать заключенных и применять реабилитацию: заключенные должны вернуться в общество как хорошие немцы. На практике лидеры военизированных движений, похоже, мало заботились об этом.

Когда Гитлер сформировал свой первый коалиционный кабинет, Геринг был назначен на должность «рейхскомиссара люфтваффе». Он сохранил эту должность даже после полного захвата власти Гитлером, после смерти президента Гинденбурга. Поначалу никто, кроме Геринга и Гитлера, не воспринимал эту работу всерьез. В конце концов, согласно Версальскому договору, Германии не разрешалось создавать военно-воздушные силы. Однако, несмотря на запрет, Геринг планировал со временем снова создать сильные военно-воздушные силы. Не зря он с 1929 года выступал за увеличение финансовой поддержки компании Lufthansa, из которой впоследствии забрал многих своих пилотов.

Тем временем Геринг построил свое большое поместье к северу от Берлина на средства партии. Это поместье носило имя его покойной первой жены Карин Геринг — Каринхолл. В то же время он построил большое шале на Оберзальцберге, оплоте нацистов недалеко от Берхтесгадена. В последующие годы его стремление к собственности только усилится.

В апреле 1934 года Гитлер поручил Герингу передать командование полицией Генриху Гиммлеру, который поставил его во главе полиции, гестапо и СС. В мае его должность «рейхскомиссара люфтваффе» была повышена до министерской. Он сразу же начал вести пропаганду создания военно-воздушных сил. Рассказы о российских самолетах над территорией Германии вскоре распространились в стране и за рубежом. Сами англичане направили к Герингу посланника, чтобы поговорить о продаже некоторых военных самолетов. Тем временем Геринг обратился к Эрхарду Мильху и Карлу-Генриху Боденшатцу, своим бывшим товарищам по военно-воздушным силам, с предложением занять должность в его министерстве. Мильх, наполовину еврей, что никогда не беспокоило Геринга, стал государственным секретарем. Бруно Лерцер, также старый знакомый Геринга, стал главой «Клуба воздушного спорта». Эта организация была секретной группой по подготовке немецких пилотов. Эрнст Удет был привлечен Герингом в качестве советника.

Вскоре после своего назначения Геринг сообщил некоторым авиастроителям, что он предоставляет значительные кредиты для авиационной промышленности, и производство Junkers Ju-52, Focke-Wulf Fw 200, Heinkel He 70 и летающих лодок Dornier может начаться довольно скоро. Для подготовки военно-воздушных сил Геринг забрал из рейхсвера несколько унтер-офицеров. Они должны были научить пилотов дисциплине вооруженных сил.

В 1934 году Геринг получил еще одно министерство. В частности, он был назначен рейхсляйтером и рейхсфорстмейстером. Эти два офиса были преобразованы в одно министерство в 1934 году. Реформы Геринга, особенно законы об охоте, были очень полезны для равновесия природы. Среди прочего, он запретил вивисекцию и жестокое отлавливание животных.

К 1934 году все высокопоставленные нацисты — Геринг, Рём и Геббельс, а также Гиммлер и Гейдрих — накапливали власть. В борьбе за власть все, кроме лидера СА Рёма, были слишком заняты заговором против Гитлера. СА считали, что они должны быть вознаграждены за поддержку Гитлера, но у последнего были более важные дела на уме. Ему нужно было привлечь на свою сторону Рейхсвер. Под руководством Геринга был подготовлен заговор против Рёма. Другими ключевыми фигурами в этом были Гиммлер и Геббельс. Они считали, что Рём стремится к власти. Он хотел бы объединить СА с армией и устроить переворот в качестве главнокомандующего армией. Гитлер, который включил Рёма в свой кабинет, осознавал опасность, но не видел причин для немедленного устранения Рёма. Геринг, однако, видел это. Вместе с другими нацистскими лидерами они дополнили досье Рёма. Геринг сыграл важную роль в заговоре против лидера СА. В частности, он сыграл важную роль в убеждении Гитлера в том, что Рём хочет устроить переворот в кратчайшие сроки. Благодаря силе убеждения Геринга и собранным досье, фюрер был убежден, что необходимо устранить Рёма и других руководителей СА. Это произошло в ночь на 30 июня 1934 года. Эта ночь более известна как «Ночь длинных ножей». В течение этой ночи по приказу Геринга 1124 человека были взяты под превентивную охрану. Рём и другие руководители СА были убиты, в результате чего «коричневорубашечники» были обезглавлены и больше не представляли опасности для нацистского руководства. Курт фон Шляйхер также был убит, поскольку в предыдущие годы он пытался посеять раздор в НСДАП. Гитлер также хотел убить вице-канцлера фон Папена, поскольку тот двумя неделями ранее негативно высказался о нацистах. Однако Герингу удалось убедить Гитлера, что это вызовет волнения среди населения и президента фон Гинденбурга.

Во время «чисток», по официальным данным, погибло 74 человека. Почти все население поддерживало меры, принятые нацистами. Геринг получил личные комплименты от президента Пауля фон Гинденбурга. В отправленной им телеграмме говорилось:

Герн министр-президент Геринг Берлин088 Телег. 4012Примите мое одобрение и поздравления по поводу ваших успешных действий по пресечению измены С товарищеской благодарностью и приветствием.Гинденбург

Отчасти благодаря своим действиям во время этого события Геринг еще больше поднялся в глазах Гитлера. Это заставило Гитлера издать секретный указ от 7 декабря 1934 года, согласно которому Геринг стал «его заместителем по всем вопросам национального управления», если сам он не сможет выполнять свои обязанности. Положение Геринга как второго руководителя Третьего рейха было подтверждено через несколько дней, 13 декабря, другим законом, в котором Гитлер назначил Геринга своим преемником и приказал гражданской службе, армии, СА и СС сразу после его смерти принести клятву личной верности Герингу.

К 1935 году Герингу стало ясно: существование Люфтваффе должно быть обнародовано. К этому времени Deutscher Luftsportverband превратилась в крупную организацию. 26 февраля 1935 года, по просьбе Геринга, рейхсминистр фон Бломберг намекнул, что вопреки Версальскому договору тайно были созданы военно-воздушные силы. К марту 1935 года в распоряжении Люфтваффе было 1888 самолетов и более 20 000 офицеров и солдат. Под бдительным оком Геринга все высокодисциплинированные «аэроклубы» и «полицейские формирования» были переданы новым Люфтваффе. Геринг получил верховное командование Люфтваффе в соответствии с договоренностью.

На его свадьбе с Эмми Зоннеман 10 апреля 1935 года Люфтваффе впервые появились на публике. Не менее двухсот военных самолетов зависли над парой. Позже в том же году, в сентябре 1935 года, Люфтваффе открыто показали на Дне партии, а на события в других странах Европы смотрели с подозрением. Западные союзники, Франция и Великобритания, также начали модернизировать армию. Кроме Мильха, Геринг также назначил генерала Вальтера Вевера на руководящую должность. Геринг считал, что опытный Вевер сможет привить офицерскому корпусу правильный национал-социалистический менталитет.

В конце 1935 — начале 1936 года начались первые испытательные полеты второго поколения немецких истребителей — Messerschmitt Bf 109 и Messerschmitt Bf 110. Геринг был очень доволен результатами первых испытаний и приказал произвести их в большом количестве. После смерти генерала Вевера — он погиб в авиакатастрофе — Геринг назначил новым командующим Альберта Кессельринга. В течение следующих нескольких лет Люфтваффе были значительно расширены и вскоре впервые вступили в бой.

Период 1936 — 1939 гг.

С тех пор как о существовании Люфтваффе было публично объявлено, а Геринг был назначен главнокомандующим, он мечтал иметь самые мощные военно-воздушные силы в Европе. Геринг был занят расширением Люфтваффе, и хотя он пользовался поддержкой Гитлера, ресурсов и финансирования не хватало. Он хотел, чтобы большая часть расходов была направлена на Люфтваффе.

Гитлер дал знать Герингу, что в 1936 году Рейнская область будет оккупирована и что при этом люфтваффе должны произвести сильное впечатление. Геринг считал, что еще рановато, поскольку его военно-воздушные силы еще не были модернизированы. Чтобы получить больше средств, ему пришлось выйти на экономическую территорию. Для этого он связался с Хьялмаром Шахтом, министром экономики. Однако вскоре Шахт сообщил ему, что народ уже принес большие жертвы, и пресловутый лимон теперь полностью выжат. Геринг сказал Шахту, что он убежден, что народ готов пойти на еще большие жертвы в пользу перевооружения. С помощью речи ему удалось заручиться поддержкой людей, после чего фюрер приказал выделить больше средств на перевооружение; Шахт неохотно уступил. Отчасти из-за этого 16 апреля 1936 года Шахт рекомендовал Герингу занять пост рейхскомиссара по росту и развитию. Шахт считал, что таким образом он решит разногласия в сфере вооружений и у него самого появится больше времени для «важных» экономических дел. Однако Шахт не принял во внимание тот факт, что экономика Третьего рейха была в значительной степени ориентирована на вооружение.

Вскоре после своего назначения Геринг начал расширять свои полномочия. Геринг получил полную поддержку Гитлера и 1 мая 1936 года создал новый, независимый орган и присвоил себе титул министра-президента генерал-оберста Геринга, Rohstoffe und Devisen. Шахт тщетно протестовал перед Гитлером против этого несанкционированного использования служебного положения. Вместо того чтобы ограничить полномочия Геринга, Гитлер в течение следующих нескольких месяцев значительно расширил их.

В октябре 1936 года, во время прогулки с Гитлером, Герингу сообщили, что он должен получить должность начальника штаба по выполнению временного плана (Beauftragter für den Vierjahresplan). Как руководитель четырехлетнего плана, он одним махом стал самым влиятельным человеком Германии в экономической сфере. Он контролировал все органы, задействованные в (военной) экономике. В его обязанности входило обеспечение «продовольственной свободы для немецкого народа» и увеличение количества сырья и иностранной валюты для вооружения. Он также был обвинен в ведении «войны во время мира». Согласно секретному меморандуму Гитлера от 1936 года, только завоевание новых Lebensraum могло навсегда устранить нехватку сырья. Для достижения этой цели Геринг должен был за четыре года подготовить экономику и армию к войне.

Этот метод «войны во время мира» отразился и на повседневной жизни. Геринг направил все деньги на вооружение в ущерб жилью и продовольствию. Геринг настолько повысил давление, что вскоре возникла острая нехватка сырья и рабочей силы. В частности, проблемы возникли с программой по железной руде. Начиная с 1937 года, железо и сталь становились все более дефицитными, и в то же время частная экономика грозила не справиться с кризисом. Чтобы предотвратить экономический кризис, Геринг ускорил нацификацию промышленности в Рурской области. В то же время он основал в Зальцгиттере сталелитейный концерн под названием «Рейхсверке Герман Геринг», который вскоре стал крупнейшим в Европе. При нем был построен город, названный Герман Геринг Штадт.

В ноябре 1937 года Шахт ушел с поста министра экономики; он больше не мог выносить безумия в области вооружений. Его отставка была принята 8 декабря, и Геринг был временно назначен его преемником. Из-за того, что Геринг захватил власть в экономическом секторе, возникло множество спекуляций, особенно о его положении в Третьем рейхе. Многочисленные наблюдатели, в том числе из-за рубежа, видели в Геринге фактического канцлера Германии, работающего под суверенитетом Гитлера. Поскольку Гитлер редко собирал правительство Рейха — ведь все решения принимались нацистами, — Геринг, будучи премьер-министром Пруссии, взял на себя многие его распоряжения. Во время заседаний Совета министров Пруссии было подготовлено относительно много законов. Часто министры правительства Рейха, такие как Гюртнер (юстиция) и фон Нойрат (иностранные дела), также принимали участие в дискуссиях, когда обсуждались темы из сферы их компетенции.

Геринг также использовал свое новоприобретенное властное положение в личных целях. Многие промышленники пытались получить выгодные контракты на вооружение через пожертвования. Таким образом, Геринг перевел миллионы рейхсмарок на свой личный счет. Очевидно, что Геринг добился того, что стал вторым лицом в руководстве Рейха.

После презентации Люфтваффе и молчания союзников, немецкие военно-воздушные силы значительно расширились в последующие месяцы. Первая «победа» над союзниками была одержана в. На встрече генерала фон Бломберга, Гитлера и Геринга было решено, что Германия поможет испанским повстанческим силам, возглавляемым генералом Франсиско Франко, получить оружие, войска и самолеты. Геринг настаивал на широкомасштабном развертывании Люфтваффе, чтобы оно прошло надлежащие испытания и на их основе были выявлены любые недостатки.

С июня 1936 года Германия оказывала поддержку Франко, который боролся против социалистического правительства Испании. Вскоре в бой вступили первые истребители и бомбардировщики. Геринг хотел испробовать все возможные виды оружия и тактики нападения, что привело к бомбардировке Герники 26 апреля 1937 года. Геринг приказал атаковать некоторые мосты и важные перекрестки, но вместо этого бомбы были выпущены прямо над центром города; девяносто жителей были убиты. Геринг, как руководитель Люфтваффе, был привлечен к ответственности. Это вызвало критику, особенно со стороны британского парламента. Поэтому Геринг не был — как предполагалось изначально — приглашен на коронацию короля Георга VI. Вместо Геринга теперь был приглашен военный министр фон Бломберг. Это не понравилось Герингу, и теперь он хотел быстро осуществить то, что давно планировал: свергнуть фон Бломберга и самому занять его место.

Геринг начал подрывать репутацию фон Бломберга вскоре после возвращения фон Бломберга из Лондона. Вернер фон Бломберг, шестидесяти лет от роду, собирался снова жениться. Поскольку Геринг знал, что будущая жена фон Бломберга сидела в тюрьме за порнографические фотографии и была на 30 лет моложе, он сразу же заявил, что нет смысла в повторном браке. Он даже, наряду с Гитлером, будет свидетелем. Вскоре после женитьбы фон Бломберга истинная сущность его жены была широко освещена в средствах массовой информации. Хорошая репутация фон Бломберга испортилась в одночасье, и он подал прошение об отставке. Геринг хотел взять на себя верховное командование вооруженными силами, но среди офицеров было лобби Вернера фон Фрича. Однако благодаря быстрой работе Геринга и Гиммлера фон Фрич также был вовлечен в скандал. Предположительно, у него были гомосексуальные отношения. Хотя он был справедливо оправдан — нацисты планировали это, — его имя было сильно запятнано, и он мог забыть о должности главнокомандующего.

Была подготовлена почва для того, чтобы нацист занял высший пост в Оберкомандовании вермахта. Геринг был убежден, что благодаря своему большому военному послужному списку он является подходящим человеком для того, чтобы возглавить армию. Гитлер оказался перед дилеммой. С одной стороны, Гитлер знал, что если он назначит генерала сухопутных войск преемником фон Бломберга, то Геринг, как главнокомандующий военно-воздушными силами, не согласится быть подчиненным генералу сухопутных войск. С другой стороны, Гитлер не хотел уступать жажде власти Геринга. Чтобы обойти обе ситуации, 4 февраля Гитлер объявил, что верховным главнокомандующим вооруженными силами станет не Геринг, а он сам. Для Геринга не нашлось места даже в качестве второго командующего в армии, поскольку Гитлер назначил на эту должность послушного Вальтера фон Браухича. Однако Геринг был назначен генералфельдмаршалом.

Поскольку немцы хотели присоединить Австрию к империи, они ждали удобного момента. 9 марта 1938 года этот момент настал. Канцлер Австрии фон Шушнигг объявил о проведении референдума по вопросу о том, должна ли Австрия быть присоединена к Германии. Теперь Герингу было поручено организовать аншлюс. Сначала он написал письмо фон Шуссниггу, требуя его отставки. В то же время он сообщил австрийскому нацисту Артуру Зейсс-Инкварту, что должен войти в состав нового австрийского правительства. Это новое правительство, по словам Геринга, должно было попросить о вводе немецких войск.

11 марта Геринг согласовал ход аннексии посредством двадцати семи телефонных звонков между Берлином и Веной. Однако президент Австрии Миклас отказался назначить национал-социалиста на место фон Шушнигга. Затем Геринг пригрозил вторгнуться в Австрию через Зейсс-Инкварт, но президент снова не позволил себя запугать. С этого момента инициатива перешла к Герингу. Он отдал приказ о вторжении в Австрию от имени фюрера и жесткие меры там, где это было необходимо. В 9 часов вечера Геринг получил сообщение, что президент Миклас хорошо принял его послание и приказал австрийским войскам не сопротивляться. Аннексия была фактом.

После аннексии Австрии Гитлер сразу же сосредоточился на следующей цели: Судетской области. 20 апреля вермахт получил приказ готовиться к Fall Grün, вторжению в Чехословакию. Геринг был гораздо более осторожен в этом вопросе. Он считал, что вермахт еще не готов к таким действиям. Через собственную разведку он знал, что Франция и Британия не любят войну, но ему все равно было не по себе. Поэтому Геринг призвал Гитлера решить вопрос Чехословакии силой, как Австрии. Геринг хотел разделить Чехословакию между Германией, Польшей и Венгрией. Насильственное решение, по мнению Геринга, могло бы втянуть западные державы на поле боя.

Гитлер, однако, ничего не хотел знать об этих планах. На секретном совещании в рейхсканцелярии Гитлер объявил, что приступит к нападению. Геринг все еще возражал, что «Вествалл» недостаточен, чтобы остановить французские войска, но Гитлер снова отклонил его возражения. С этого момента Геринг дистанцировался от гитлеровской гонки к войне. Однако Геринг решил, что выступление против Гитлера не укрепит его позиции, поэтому он искал другие решения для предотвращения почти неизбежной войны. Он связался с правительствами в Лондоне и Париже и выразил готовность к переговорам. Он пытался использовать принуждение и соблазнение, чтобы убедить западные державы сохранять спокойствие.

Когда дело дошло до внешней политики, Геринг быстро уступил свои позиции Иоахиму фон Риббентропу, который сменил Константина фон Нейрата на посту министра иностранных дел в начале 1938 года. Фон Риббентроп был чрезвычайно послушным человеком, и это было то, что нужно было Гитлеру в то время. Судетских немцев призвали дистанцироваться от пражского правительства, и 1 октября 1938 года вермахт был приведен в боевую готовность. Геринг, который часто вел переговоры с британскими и французскими дипломатами, пытался различными способами предотвратить войну. Геринг пригласил премьер-министра Великобритании Невилла Чемберлена обсудить судетский вопрос. Встреча, состоявшаяся 15 сентября, только усугубила ситуацию. Чемберлен и Геринг действительно хотели мира, но Гитлер требовал возвращения Судетской области.

Геринг продолжал разными способами пытаться достичь соглашения, которое позволило бы сохранить мир. В конце концов, Муссолини предложил посредничество в этом вопросе, что привело к Мюнхенской конференции. Геринг практически не принимал участия в самой конференции, но тщательно подготовил все заранее. Вскоре стало ясно, что Франция и Великобритания не хотят рисковать войной из-за Чехословакии. Поэтому они согласились практически на все требования Германии. Действительно, за несколько месяцев до этого Геринг продемонстрировал сотруднику французского посольства Паулю Штелину мощь действующей немецкой армии. Эдуар Даладье был убежден Полем Штелином, которому показали только сильные стороны армии, что война против Германии будет очень тяжелой. На этом он решил не оказывать немцам почти никакого сопротивления. Хотя участие Геринга в самой конференции было минимальным, он во многом предопределил ее исход. Хотя результат был чрезвычайно положительным для немцев: Судетская область должна была быть передана Германии к 10 октября, Гитлер был недоволен «трусливым» поведением Геринга. В последующие месяцы отношения между первым и вторым главнокомандующим Германии резко ухудшились.

В марте 1939 года Геринг был назначен Гитлером для аннексии оставшейся части Чешской Республики. Президент Чехословакии Эмиль Гаха не хотел добровольно передавать свою страну немцам, и тогда Геринг пригрозил сильной бомбардировкой Праги. Президент поддался давлению и согласился на немецкую оккупацию, после чего был создан Протекторат Богемии и Моравии.

Вечером 9 ноября 1938 года, через два дня после нападения на немецкого дипломата Эрнста фом Рата, было объявлено, что фом Рат скончался от полученных ранений. Под руководством Йозефа Геббельса по всей Германии вспыхнули беспорядки, инициированные членами СА. Геринг и Гиммлер получили от Гитлера приказ ни во что не вмешиваться. Тем не менее, Гиммлер развернул подразделения СС в Берлине, Бремене, Ганновере и Вене для защиты жизни и имущества евреев. Впоследствии Геринг также приказал подразделениям полиции и членам Allgemeine-SS действовать против насилия.

Днем 10 ноября Гитлер приказал Герингу запретить всем евреям заниматься бизнесом. Геринг, не согласный с этими мерами, впоследствии вступил в личную беседу с Гитлером. Во время этого разговора Гитлер дал понять, что евреям также запрещено посещать культурные мероприятия и входить в «немецкие леса». Кроме того, он потребовал от евреев возместить ущерб, нанесенный «Хрустальной ночью», и установил сумму выплаты в размере 1 млрд рейхсмарок.

Через два дня после «Хрустальной ночи», 12 ноября 1938 года, Геринг созвал совещание примерно для 100 человек в Рейхслюфтфахртсминистериале. Геринг хотел подвести итоги «Ноябрьского прогрома», как еще называли «Хрустальную ночь». Большой ущерб, нанесенный магазинам и прочему, привел к многочисленным страховым выплатам, что, в свою очередь, имело серьезные последствия для экономического плана Геринга. По этому поводу он сделал следующее заявление:

Я бы предпочел, чтобы вы убили 200 евреев и не уничтожали такие ценности.

В конце встречи Геринг сообщил о мерах, которые необходимо принять: евреи должны были заплатить штраф в размере одного миллиарда рейхсмарок, были отстранены от бизнеса и несли ответственность за ущерб, нанесенный их собственному имуществу.

Через семь недель после выхода этих распоряжений Геринг снова попытался избавить евреев от преследований. Среди прочего, он предотвратил полную отмену защиты ренты для евреев и, чуть менее чем за девять месяцев до начала Второй мировой войны, потребовал поддерживать эмиграцию евреев, особенно помогая менее удачливым в их усилиях.

1 сентября, в день, когда немцы начали нападение на Польшу, Геринг был публично назначен Гитлером своим преемником.

Геринг занимал следующие государственные должности:

Много шума вызвало появление Геринга в качестве охотничьего хозяина Рейха. Геринг, который был без ума от охоты, был начальником всех охотников в Германском рейхе. Он организовывал большие охоты и, будучи министром лесного хозяйства, обеспечивал образцовое охотничье законодательство.

Вершина его власти наступила после того, как Великобритания и Франция объявили войну Германии в 1939 году, когда Гитлер специально для него учредил должность рейхсмаршала. Поскольку военно-воздушные силы успешно участвовали в блицкриге против Нидерландов, Бельгии и армий Великобритании и Франции, Геринг был награжден специально учрежденным для него в 1940 году «Большим крестом Железного креста».

После аннексии Австрии Геринг был доволен достигнутым результатом. Он действительно готовил экономику и свои военно-воздушные силы к войне 1940 года, но в основном был заинтересован в укреплении государственности — в первую очередь задуманной им самим и достигнутой зимой 1939-1940 годов. Поэтому он был одной из движущих сил поиска дипломатического решения Судетского кризиса. Согласно некоторым данным, хотя Муссолини предложил провести конференцию, идея исходила от Геринга. В некотором смысле, результат стал триумфом для Геринга, но это был последний раз, когда Гитлер прислушивался к нему в вопросах внешней политики.

Во время кризиса после провозглашения независимости Первой Словацкой Республики в марте 1939 года Геринг вместе с Риббентропом участвовал в запугивании президента Чехословакии доктора Эмиля Гаха. Угроза Геринга разбомбить Прагу с помощью авиации привела к тому, что 67-летний президент, страдавший от болезни сердца, потерял сознание; инъекция доктора Мореля оживила его, после чего он подписал капитуляцию.

Пока Гитлер готовил нападение на Польшу, Геринг, который возражал против этого и указывал Гитлеру на опасность войны против Франции и Великобритании, был отправлен в отпуск на итальянскую Ривьеру. В 1939 году Люфтваффе, Кригсмарине и немецкая экономика были недостаточно подготовлены к затяжной войне, и Геринг понимал это. Тем не менее, Гитлер назначил Геринга своим заместителем, если с ним что-нибудь случится. Когда 3 сентября 1939 года Геринг узнал, что Великобритания и Франция объявили войну Германии, он произнес следующие слова:

«Если мы проиграем эту войну, пусть Бог смилостивится над нами».

Несмотря на все эти оговорки, в итоге он полностью поддержал войны Гитлера.

Тем не менее, Геринг внес свой вклад в падение нацистской Германии:

Геринг пообещал немецкому народу, что «если хоть одна бомба упадет на Германию, они смогут назвать его Майером». В начале сентября 1940 года несколько британских самолетов бомбили Берлин, на что некоторые циничные берлинцы «задались вопросом, где же все-таки Майер». Геринг был взят под контроль разгневанным Гитлером (у которого в то время гостил Молотов) и был вынужден направить свои Люфтваффе на ответную бомбардировку английского города. Эта стратегическая ошибка дала британцам повод, о котором они мечтали, чтобы восполнить острую нехватку пилотов и заставить Люфтваффе понести потери над Англией и Северным морем. После вступления США в войну бомбардировочные рейды на Германию и оккупированную территорию усилились в полную силу, в налетах иногда участвовало более 1000 самолетов, и в итоге погибло 1 миллион немцев, большинство из которых были женщины, дети и старики. Люфтваффе Геринга храбро и упорно сопротивлялись, но не могли сравниться с этим превосходством, и поэтому их имиджу был нанесен серьезный ущерб.

Тем не менее, как глава Люфтваффе, Геринг был ответственен за террористические бомбардировки, которые проводила Германия, включая:

С 1936 года Геринг был директором «Четырехлетнего плана вооружений» с целью подготовки Германии к войне. В результате он вступил в конфликт с Хьялмаром Шахтом, который хотел меньше внимания уделять автократии и армии. В конце концов Герингу удалось выиграть спор. Наконец, он контролировал большую часть немецкой экономики и стал боссом так называемой «Верки Германа Геринга», которая была больше, чем Krupp, и благодаря коррупции стал одним из самых богатых людей в Третьем рейхе. Он владел несколькими замками и загородными поместьями. Во время войны ничто не сдерживало его стремление к собственности; так, Геринг конфисковал огромное количество предметов искусства, в основном у богатых евреев и музеев в оккупированных Германией странах, включая часть торгового запаса еврейского миллионера и арт-дилера Жака Гудстиккера. Из всех нацистов на самом верху, однако, Герман Геринг был тем, кто спасал большинство евреев, обращавшихся к нему, и вздохнул летом 1939 года одному из сотрудников

«Я бы не хотел быть евреем в этой стране в любом случае».

И когда кто-то из гестапо разъяснил ему, что у фельдмаршала Мильха отец еврей, он набросился на этого человека

«Кто является евреем в этой стране, решаю я, и вам нечего вмешиваться в это!».

Однако поражение в битве за Британию и другие потери, например, под Сталинградом, в которых люфтваффе сыграли ведущую роль, лишили его престижа, не в последнюю очередь у самого Гитлера. С 1943 года Геринг перестал занимать видное место на первом плане и по-прежнему занимался в основном своими личными делами. К концу войны Геринг хранил большую часть награбленных сокровищ в пещерах, планируя перетащить их в более безопасное место или продать после войны. Вскоре эти пещеры были обнаружены союзниками. Таким образом, эти артефакты были сохранены для потомков. В тюрьме в Нюрнберге он напевал своему товарищу по заключению:

«Что, ВЫ жалуетесь? У тебя ничего не было, подумай обо всем, что я потерял…».

Тем не менее, Геринг был одним из нацистов, который наряду с Гитлером пользовался большой популярностью среди населения. Возможно, это было связано с тем, что он был храбрым и очень известным героем войны, а также с его красивой и впоследствии добродушной внешностью. Поэтому его ласково называли Der Eiserne или Der Dicke, и часто говорили, что очень веселый Dicke не имел в виду ничего плохого.

Хотя Геринг сам был летчиком-истребителем, он жил в разладе со своими пилотами. Когда англичане бомбили Берлин, Гитлер был в ярости, тем более что бомбардировка совпала с визитом Молотова в Берлин. Геринг перенес гнев Гитлера на своих пилотов, ругая их за трусость. Летом 1943 года истребители ВВС США впервые появились в воздушном пространстве Германии. Адольф Галланд и Эрхард Мильх призвали увеличить количество истребителей, чтобы сохранить превосходство над атакующими. Геринг предпочитал больше бомбардировщиков до осени 1943 года, чтобы сохранить инициативу на всех фронтах. 13 января 1945 года Геринг освободил Адольфа Галланда от должности генерала летчиков-истребителей. 17 января группа награжденных летчиков, включая Йоханнеса Штайнхоффа и Гюнтера Лютцова, отправилась к Герингу, чтобы изложить свои требования. Геринг кричал и разглагольствовал об этом мятеже и угрожал расстрельной командой. Геринг подозревал Галланда в подстрекательстве. Генрих Гиммлер хотел отдать его под трибунал за измену. СС и гестапо начали расследование. Галланд удалился в горы Гарц под домашний арест. Гитлер узнал об этом от Альберта Шпеера и приказал, что «вся эта чепуха» должна быть немедленно прекращена. Геринг пригласил Галланда в Каринхолл и предложил ему командовать истребителями Messerschmitt Me 262.

Конец войны быстро приближался. Западные союзники уже перешли Рейн, а советские войска уже проникли в окрестности Берлина. 20 апреля 1945 года Геринг в последний раз покинул свой любимый Каринхолл. Дом Геринга охраняло подразделение Люфтваффе, а его художественные ценности были перевезены поездом в его резиденцию в Берхтесгадене. В момент подхода Красной Армии отряд должен был взорвать здание восемьюдесятью авиационными бомбами. Из Каринхолла Геринг отправился прямо в Берлин, чтобы присутствовать на праздновании пятьдесят шестого дня рождения Гитлера.

Это был последний раз, когда лидеры Третьего рейха были вместе. Гитлер специально для этого случая пришел из фюрербункера в поврежденную рейхсканцелярию. Накануне вечером Гитлер решил, что останется в столице. Во время длинной речи Гитлера Геринг понял, что формально он все еще является вторым лицом в руководстве Германского рейха. После выступления Геринг быстро отправился к Гитлеру и все еще пытался убедить фюрера в необходимости «побега» в Берхтесгаден. Когда последний отказался, Геринг сказал, что у него есть неотложные дела на юге Германии. Геринг по-прежнему уходил ночью по все более узкому маршруту побега.

На пути из Берлина Геринг несколько раз сталкивался с вражескими бомбардировками. Несколько раз ему приходилось укрываться в общественных бомбоубежищах. Там, где другие нацистские лидеры были теперь непопулярны, Геринг оставался популярной фигурой в народе. Рейхсмаршал даже вошел в некоторые бункеры, чтобы поддержать население. Геринг прибыл в штаб-квартиру Люфтваффе Вильдпарк-Вердер с некоторым опозданием. Оттуда Геринг вылетел на юг Германии. Прибыв в Берхтесгаден, Геринг поселился в своем доме на Оберзальцберге.

22 апреля 1945 года Адольф Гитлер объявил в фюрербункере, что он останется в Берлине и застрелится. Новость о крахе Гитлера быстро распространилась, а вечером она дошла и до начальника штаба Люфтваффе Карла Коллера. В ту же ночь Коллер вылетел в Берхтесгаден, чтобы сообщить об этом Герингу. Он прибыл днем 23 апреля и сообщил новость рейхсмаршалу. Гитлер также заявил, что когда дело дошло до переговоров с союзниками, Геринг был более способен на это, чем он сам.

Геринг сомневался, сможет ли он еще возглавить Германию. Его главным вопросом было, не назначил ли Гитлер за это время своего заклятого соперника Бормана своим преемником. Геринг достал из стального футляра указ от 29 июня 1941 года, прочитал его еще раз и поручил проверить его начальнику президентской канцелярии, который объявил его действительным. После этого Геринг был убежден, что он должен возглавить Германию. Позже в тот же день Геринг отправил следующую телеграмму Гитлеру:

Мой фюрер, согласны ли вы с тем, что после вашего решения остаться на командном пункте крепости Берлин, в соответствии с вашим указом от 29.6.1941 года, я, как ваш заместитель, немедленно принимаю на себя общее руководство рейхом с полной свободой действий внутри и вовне? Если до 22:00 не будет ответа, я буду считать, что вы лишены свободы действий. Тогда я буду считать условия вашего указа данными и действовать на благо народа и отечества. То, что я чувствую к тебе в эти трудные часы моей жизни, ты знаешь, и я не могу выразить словами. Да благословит вас Бог и позволит вам приехать сюда как можно скорее, несмотря ни на что. Ваш верный Герман Геринг.

Для обеспечения правильной передачи Геринг назначил майора марконистом. В фюрербункере фон Белов, адъютант Гитлера по люфтваффе, получил указание лично убедиться, что фюрер получил телеграмму дословно. Помимо телеграммы Гитлеру, Геринг также отправил сообщения Вильгельму Кейтелю и Иоахиму фон Риббентропу. В нем он упомянул, что если до полуночи они не получат прямого сообщения от Гитлера, то должны немедленно прибыть к Герингу на самолете. Он также отправил телеграмму Борману, в которой упомянул, что посредством послания фюреру он предпринимает последнюю попытку убедить его покинуть Берлин.

После этого Геринг сразу же начал излагать свои планы на бумаге. Он формировал новый кабинет министров, в котором не было места фон Риббентропу и в котором он сам занял пост министра иностранных дел. Кроме того, Геринг хотел поговорить «как мужчина с мужчиной» с Эйзенхауэром о мире с западными союзниками, в то время как на Востоке он хотел, чтобы битва продолжалась без остановки.

Тем временем в фюрербункер пришла телеграмма. Телеграмма попала в руки врага Геринга — Бормана. Геринг уже опасался этого, а Борман отнес телеграмму непосредственно Гитлеру и дал свою собственную интерпретацию. Гитлер, однако, не поддался на уговоры Бормана и обвинил Геринга в государственной измене. Фюрер отреагировал апатично, и, по его словам, никакой нелояльности не было. Однако когда Борман прибыл с очередной телеграммой от Геринга, в которой фон Риббентропу предписывалось немедленно явиться к нему, если до полуночи он не получит приказов от фюрера или Геринга, настроение Гитлера полностью изменилось. Гитлер обвинял Геринга в том, что он несет ответственность за поражение Люфтваффе, называл его продажным и негодовал по поводу наркотической зависимости Геринга. Когда Гитлер снова стал вялым, он сказал, что Геринг должен просто организовать капитуляцию, поскольку уже неважно, кто это сделает, и он, вероятно, лучше всех справится с этим.

Гитлер, однако, попросил Бормана отправить телеграмму. В нем говорилось, что действия Геринга были государственной изменой и карались смертной казнью. Из-за его прошлых заслуг это было бы отменено при условии, что Геринг откажется от всех своих функций. Также были запрещены любые действия в указанном направлении. Без ведома Гитлера Борман отправил вторую телеграмму командирам СС на Оберзальцберге Бернхарду Франку и Курту фон Бредову. В нем он приказал им немедленно арестовать Геринга за государственную измену.

Сразу же после получения телеграммы Бормана Геринг предпринял ряд шагов, которые свидетельствовали о том, что он по-прежнему предан Гитлеру. Он немедленно телеграфировал всем другим нацистским лидерам, с которыми поддерживал связь, что Гитлер по-прежнему имеет свободу действий, и отозвал телеграмму, отправленную им сегодня днем.

Вскоре после этого Геринг был арестован. Рейхсмаршал не хотел в это верить и был убежден, что это недоразумение. Ему сразу же запретили общаться с женой Эмми и дочерью Эддой. На следующее утро — Геринг тогда еще не мог в это поверить — Оберзальцберг подвергся бомбардировке. Резиденция Герингов также пострадала, и их отвели в большое убежище в глубине горы. Тем временем оберштурмбаннфюрер СС Франк получил новую телеграмму из Берлина, в которой говорилось, что в случае падения Берлина Геринг должен быть казнен. Франк был ошеломлен и пришел к решению, что если Гитлер и другие нацистские лидеры будут убиты в Берлине, то Герман Геринг — единственный нацист, который еще может помочь им в переговорах с союзниками. Поэтому Фрэнк отказался выполнять приказ, если до этого дойдет дело. По его собственной просьбе Геринг был переведен эсэсовцами в Маутерндорф, замок, где он рос в детстве.

29 апреля 1945 года Гитлер составил свою последнюю волю, в которой исключил Геринга из партии, а также лишил его всех государственных функций. Он также признал недействительным указ от 29 июня 1941 года. Он обвинил его в незаконном использовании попыток захвата власти для себя.

Из своего замка в Маутерндорфе Геринг пытался связаться с американцами, чтобы организовать встречу с Эйзенхауэром. Когда это не удалось, он сдался американским войскам 9 мая 1945 года.

На послевоенном Нюрнбергском процессе Геринг, как и все остальные заключенные, прошел тест на IQ, в котором он занял третье место после Хьялмара Шахта и Зейсс-Инкварта, набрав 138 баллов. Здесь Геринг выступил в роли капитана обвиняемого. Геринг был привлечен к ответственности по всем четырем пунктам. Доказательства показывают, что после Гитлера он был самым важным человеком в нацистском режиме. Он был главнокомандующим Люфтваффе, создателем и исполнителем четырехлетнего плана и имел большое влияние на Гитлера, по крайней мере, до 1943 года, после чего отношения между ними ухудшились и закончились его арестом в 1945 году. Он заявил, что Гитлер держал его в курсе всех важных военных и политических проблем.

На перекрестном допросе Геринг, излечившийся от пристрастия к морфию, сильно похудевший и теперь гораздо более подтянутый, сумел отлично защитить себя. Среди прочего, когда встал вопрос о немецких террористических бомбардировках беззащитных городов, он заявил, что его Люфтваффе следовали той же стратегии, что и RAF и USAAF. Напротив, его участие в планировании и осуществлении агрессивных войн нацистской Германии, его личная вопиющая хищность, а также его сотрудничество в организации Холокоста были настолько очевидны, что он был признан виновным по всем пунктам обвинительного заключения. Например, в качестве доказательства всплыл подписанный им лично в 1941 году приказ Рейнхарду Гейдриху о начале «Endlosung der Judenfrage». В результате Геринг был приговорен к смертной казни через повешение. Его судьи заявили, что его вина «уникальна просто в силу своей масштабности».

Смерть

Сразу же после оглашения приговора Геринг подал прошение о том, чтобы ему позволили умереть как солдату перед расстрельной командой и не подвергать себя клевете смерти через петлю. Вскоре ему сообщили, что его просьба не удовлетворена и что он будет повешен, как и другие заключенные камеры смертников.

7 октября Эмми Геринг позвонили и сообщили, что она может нанести последний визит своему мужу. Благодаря стеклу и железным конструкциям Геринг, его жена и дочь были разлучены. Он пообещал Эмми, что американцы не повесят его, потому что не имеют права судить его.

Союзники решили, что казнь состоится 16 октября в два часа ночи. Это время было выбрано так, чтобы скрыть его от прессы, но уже вечером перед тюрьмой начали собираться группы репортеров и фотографов. В тот же вечер из гимназии доносился стук молотка и звуки подъезжающих машин, а также множество огней. Эти факторы предупредили заключенных, что именно в эту ночь состоится казнь.

В этот день Геринг, казалось, был в большем расстройстве, чем во время всего предыдущего процесса. Он еще раз подверг критике метод казни, но безрезультатно. В тот день вся его камера была обыскана еще раз, но не было найдено ничего, что позволило бы Герингу совершить самоубийство. Однако по мере продвижения дня настроение Геринга улучшалось, и вечером он был даже бодр. В своей камере Геринг лежал, ворочаясь и ворочаясь, примерно с десяти часов. Он ждал смены охранника в 10.30. После этого он подождал еще 15 минут, чтобы создать впечатление, что он ничего не планирует. Ровно в 22:46 Геринг принял таблетку, содержащую цианид. Вскоре он начал напрягаться, и с его губ сорвался гнетущий звук. Джонсон, его охранник, немедленно предупредил капрала охраны, который прибыл вместе с лейтенантом Кромером, офицером тюрьмы, и преподобным Гереке. Левая рука Геринга свесилась через край кровати. Преподобный Гереке пощупал пульс и пришел к выводу, что Геринг умер.

После того как остальные были казнены, тела Геринга и других нацистских лидеров были перевезены в Мюнхен в четыре часа дня. Под усиленной охраной тела были кремированы. После кремации Геринга его прах был развеян в узкой мюнхенской речке, впадающей в Изар.

Таблетка от самоубийства

Вопрос о том, как Герингу удалось, несмотря на многочисленные поиски, утаить капсулу с ядом, содержащую цианид, которую носили с собой все высшие члены нацистов, был решен только через много лет. Первоначально о происхождении яда распространялись различные версии.

Пилюля должна была находиться под золотой коронкой во рту, в полом моляре, спрятанная в складках кожи над пупком или в анусе. Другие предполагали, что таблетки дал ему немецкий врач, который регулярно осматривал его, или что они были спрятаны в куске мыла, подаренном ему немецким офицером. Также долгое время подозревали, что жена Геринга Эмми дала ему таблетку во время своего последнего визита, через так называемый «поцелуй смерти». Следствие по делу о смерти Германа Геринга пришло к выводу, что в течение всего периода содержания под стражей у него была таблетка, содержащая цианид.

Полковник Андрус, комендант Нюрнбергской тюрьмы армии США, опубликовал в сентябре 1967 года письмо, которое Геринг написал незадолго до своей смерти. Она гласила:

Нюрнберг 11 октября 1946 года

Однако в 2005 году 78-летний Ли Стиверс заявил, что именно он доставил Герингу таблетку для самоубийства с помощью биро. По словам Стиверса, Геринг в конце концов избежал виселицы, потому что, будучи 19-летним охранником на Нюрнбергском процессе, он пронес нацистам «лекарство» в ручке. Это было сделано по просьбе неизвестной, милой, молодой девушки, с которой он только что познакомился. Позже до него дошло, что его подставили. То, что Стиверс раскрыл эту информацию только после того, как все возможные свидетели того времени умерли, и, следовательно, история уже не могла быть доказана, объясняется страхом перед преследованием со стороны американских военных. Поэтому история Стиверса ставится под сомнение. Большинство историков придерживаются ситуации, описанной Герингом.

По мнению нескольких историков, изучавших его жизнь, Геринг не был убежденным нацистом, как Йозеф Геббельс и Генрих Гиммлер, хотя и притворялся им, но был воплощением чистокровного оппортуниста.

Геринг, по его собственному признанию, действительно верил, что есть два возвышенных народа: немцы и евреи, но что в Европе есть место только для одного из них. Сочетание незаурядного ума Геринга с его оппортунизмом и тщеславной жаждой богатства сделало его военным преступником, даже если он не был убежден в «смысле» преследования евреев, и, более конкретно, не был убежден в полезности объявления войны Соединенным Штатам.

Кроме того, Геринг был категорически против превентивной войны против Советского Союза. Однако соображения для этого были не просто гуманитарными, а продиктованы страхом, что Германия окажется втянутой в невыигрышную затяжную войну, и Геринг в итоге потеряет все. Говорят, что сам Геринг выражал многочисленные опасения по поводу планов Гитлера начать операцию «Барбаросса». Однако Гитлера в его взглядах на Lebensraum поддерживали Геббельс, министр пропаганды, и фон Риббентроп, министр иностранных дел. Очевидно, эти двое могли оказывать на Гитлера более решающее влияние, чем сам Геринг: они, как правило, во всем доказывали правоту Гитлера. Более того, Геринг уже потерял много заслуг в начале войны из-за неудовлетворительных результатов Люфтваффе в битве за Британию.

Геринг был амбициозным и талантливым молодым человеком. После Первой мировой войны он работал летчиком-каскадером и пилотом гражданской авиации в Швеции с 1919 по 1921 год, где соблазнил богатую, замужнюю и аристократичную Карин фон Канцов (урожденную Баронессу фон Фок) и женился на ней после ее развода. Пара осталась бездетной. Фон Канцов умер от туберкулеза в 1931 году, оставив после себя глубоко опечаленную вдову. Даже во втором браке Геринг окружил себя картинами своей первой жены, назвал свой загородный дом Каринхолл, а свою роскошную яхту Карин II.

Герман Геринг познакомился с Эмми Зоннеманн (1893-1973) в 1931 году. В то время он еще был женат на Кэрин. Когда Карин умерла в 1931 году, Эмми и Герман стали видеться все чаще и чаще, и между ними завязался роман. В 1934 году Геринг присвоил ей звание Staatsschauspieler, наивысший титул для актера сцены. Она перестала сниматься в 1935 году. Ее последней пьесой была «Минна фон Барнхельм, или Солдатский взрыв» (Minna von Barnhelm oder das Soldatenglück). В 1935 году они поженились в Берлинском соборе. Гитлер был одним из свидетелей. Свадьба, состоявшаяся 10 апреля 1935 года, была большим праздником. Улицы были украшены, центр Берлина был закрыт для движения, а над парой кружили более двухсот самолетов недавно созданных Люфтваффе.

От их брака 2 июня 1938 года родилась дочь Эдда Геринг (то же имя, что и у дочери Бенито Муссолини). Рождение Эдды было примечательно тем, что ее матери было уже 45 лет, а Герман Геринг получил огнестрельное ранение в пах во время Bierkellerputsch. Der Spiegel написал о непорочном зачатии. В 1940 году Юлиус Штрейхер написал в газете Der Stürmer, что Эдда была зачата с помощью искусственного оплодотворения. Герман Геринг попросил главного судью партии Вальтера Буха принять меры, но Гитлер вмешался, и Штрейхеру разрешили продолжать издавать Der Stürmer из места ссылки Кадольцбург под Нюрнбергом. Эдда фигурирует среди прочих в книге «Дети Гитлера: сыновья и дочери лидеров Третьего рейха рассказывают о своих отцах и о себе», опубликованной в 1990 году, в которой она говорит, что у нее много приятных воспоминаний об отце.

Герман Геринг получил ряд наград во время Первой мировой войны. Во время его пребывания в Третьем рейхе правительства Германии и многих других стран присвоили тщеславному премьер-министру Пруссии, а затем рейхсмаршалу рыцарские звания и другие награды. Часто оставляя Геринга «просить» о наградах, при их получении он игнорировал юридическое правило, согласно которому каждый немец должен был спросить разрешения у канцлера, прежде чем принимать награды от иностранных правительств.

В некоторых научно-фантастических книгах, сюжет которых разворачивается в мире с альтернативной историей, Геринг появляется:

Немецкий язык

Источники

  1. Hermann Göring
  2. Геринг, Герман
  3. https://www.tracesofwar.nl/articles/1174/G%C3%B6ring-Hermann.htm
  4. ^ Göring is the German spelling, but the name is commonly transliterated Goering in English and other languages, using ⟨oe⟩ the alternative German spelling for umlauts in general.
  5. ^ The swastika was a badge which the count and some friends had adopted at school, and he adopted it as a family emblem. See Manvell & Fraenkel 2011, pp. 403–404.
  6. Las atribuciones del presidente fueron fusionadas con las del canciller (Reichskanzler).[1]​
  7. Das Marienbad. In: stadtarchiv.de. Stadtarchiv Rosenheim, abgerufen am 21. September 2018.
Ads Blocker Image Powered by Code Help Pro

Ads Blocker Detected!!!

We have detected that you are using extensions to block ads. Please support us by disabling these ads blocker.